ГлавнаяКонтекстыБорхес Х.Л. и Коновалов В.И. Заблудившийся в лесу мальчик

Вступительное слово редактора:

Когда по земле идет вожо дыр (это время такое специальное в удмуртском календаре) и снег радует дворников возможностью ударного труда, духи знаменитых повествователей нашего глобально сплюснутого мира собираются все вместе в особом уголке Вселенной, который, видать, потому-то и получил название Культбазы. Именно здесь и повстречались духи Хорхе Луиса Борхеса, «элитарного изгоя», вернувшего литературе таинственность, и Василия Коновалова из деревни Выль Бия, рассказавшего в 1936 году заезжему фольклористу сказку про мальчика, заблудившегося в лесу. Недолго думая, они вдвоем соорудили пиесу для театра «Пенелопа», тонко уловив стилистику драматического действа-скольжения, не нуждающегося в зрителях.

Борхес Хорхе Луис и Коновалов Василий Иванович

Заблудившийся в лесу мальчик

Посвящается лесу,
на месте которого
возник славный город Ижевск
и возвращению которого
этот город безуспешно
пытается противостоять.

Хоан Миро. Двое из дремучего леса (Деталь внутренней отделки парижского таксомотора А.Н.Варежкина, 1923 г.)

Хоан Миро. Двое из дремучего леса
Деталь внутренней отделки парижского
таксомотора А.Н.Варежкина,1923 г.

Коркес-Боркес: Короче, пошел мальчик в лес лошадь искать. Шел, шел и заблудился в густом лесу. Бродит по лесу и не может ни коня найти, ни дорогу к дому.

Мальчуган: Над моей головой сплетаются ветки, мимо меня петляет и разрастается бесконечный лесной лабиринт. Мало того, что петляет и разрастается, а еще он, как бы это выразить, охватывает прошедшее и грядущее, вмещает каким-то чудом всю вселенную. Во как!

Коркес-Боркес: Ходил, ходил и увидел старика – борода до колен, голова с лукошко.

Старикан: Над моей седой-седой головой с такой страшной силой сплелись ветви, что солнечный свет, продираясь ко мне через кошмарную эту силу, превращался луч за лучом в мудрое и спокойное понимание лабиринта. Во как! Ты хочешь знать, мальчик, как из лесу выйти. Иди по этой тропинке, она приведет к трем дорогам, понял ли? к трем дорогам! И оттуда ты иди направо.

Мальчуган: Я бросил старику последнюю монету и вышел на указанную тропинку. Я снова думал о лабиринте лабиринтов, удивляясь его превращениям. Я вошел сюда искать лошадь, и вот – ищу теперь дорогу к дому.

Коркес-Боркес: Он присел отдохнуть. Сидел, сидел и снова пошел по тропинке. И тут увидел он такого же, как сам, мальчика.

Мальчуган: Эй.

Пацан (как в зеркале): Эй.

Мальчуган: Кто ты?

Пацан (как в зеркале): Кто ты?

Мальчуган: Я заблудившийся в лесу мальчик. А ты?

Пацан (как в зеркале): Я заблудившийся в лесу мальчик.

Мальчуган: А может, все-таки скажешь мне, где здесь три дороги начинаются?

Пацан (уходит подобру-поздорову): Недалеко отсюда, иди прямо и дойдешь.

Мальчуган: Спасибо тебе.

Пацан: Ну.

Коркес-Боркес: Идет он дальше. Утро уже наступило. Шел, шел и пришел к трем дорогам. Забыл мальчик, в какую сторону велел ему свернуть старик и пошел по дороге влево. Идет теперь по ней, снова смеркаться стало.

Мальчуган: Поглощенный неясными сумерками, я утратил ощущение пространства. Я только отмечал как бы где-то на полях этот лес, живущий своей жизнью, эту луну, эти последние отсветы заката, эту мягкую дорогу, отгонявшую даже мысль об усталости, это крыльцо со скрипучими досками, дверь с медной ручкой, фарфоровый чайник на столе, граммофон с крутящейся пластинкой...

Старушенция: Эй.

Мальчуган (как в зеркале): Эй.

Старушенция: Кто ты?

Мальчуган (как в зеркале): Кто ты?

Старушенция: Я старуха, вышедшая из-за печки.

Мальчуган (как в зеркале): Я старуха, вышедшая из-за печки.

Старушенция: Нет, погоди-ка, не путай! Это я – старуха, вышедшая из-за печки. А ты – заблудившийся в лесу мальчик.

Мальчуган: Точно. Я заблудившийся в лесу мальчик. Мне надо было свернуть вправо, и я свернул, но неизвестно куда, а теперь не помню откуда.

Старушенция: Уходи, уходи отсюда поскорее, мальчик, а то палэсмурт съест тебя.

Коркес-Боркес: Испугался мальчик?

Старушенция: Ну.

Мальчуган: Уничтоженный, дрожащий, я скорчился на краю вконец перепутанной вселенной, подальше от старухи с ее пессимистическими пророчествами.

Старикан (внезапно, откуда ни возьмись): Как ты сюда попал?

Мальчуган: Но сознание собственной обреченности скоро перешло в затаенную радость. Я сказал себе: смотри-ка, а поединок-то завязался и первая схватка выиграна... Ведь прошло уж минут десять, а я жив, и никто меня покуда не скушал. Моя удачливость доказывает, что я способен довести предприятие до благополучного конца, а именно: услышать звон колокольчика – и по этому звуку отыскать коня, а там взнуздать его – и, севши верхом, приехать восвояси. Вот где обрел я свой ресурс, и теперь слушайте вы все мой совет: исполнитель замысла должен вообразить, что уже осуществил его, он должен сделать свое будущее непреложным, как прошлое. Это, между прочим, тост. Сябась!

Старикан: Как ты сюда попал? Говорил же я тебе, чтоб ты шел направо. А если б тебя палэсмурт съел? И ладно бы палэсмурт! Впрочем, вот тебе прутик. Если кто на тебя набросится, ты этим прутиком дотронься тому до рта, если же не дотронешься, то пропадешь. Повтори, как понял.

Девчушка (откуда ни возьмись): Эй.

Старикан (мальчугану): Повтори, как понял.

Мальчуган (вовсе не старикану): Эй.

Старикан: Ну что ж. Поглядим.

Девчушка (глядит и продолжает разговор): Кто ты?

Мальчуган (глядит): Я заблудившийся в лесу мальчик.

Девчушка: А я заблудившаяся в лесу девочка.

Старикан (сам себе): Луч за лучом, год за годом продирался ко мне солнечный свет. Над моей седой головой ветки с такой страшной силой сплелись, что солнце, все-таки идущее ко мне, превращалось с каждым новым лучом в спокойное понимание этого леса. Обычно ведь как бывает: выбираешь дорогу – отметаешь остальные. Но здесь все развилки живут, они множатся и ветвятся, и каждый исход дает начало новым развилкам.

Коркес-Боркес: Подошел мальчик к ней ближе и...

Старушенция (откуда ни возьмись): И дотронулся своим прутиком до губ.

Мальчуган: Так, на всякий случай.

Пацан (откуда ни возьмись): Девушка упала и оказалась змеей.

Змея (уползая с глаз долой): Shit!

Мальчуган: Во как!

Старушенция: «Ну,- раздался голос из лесу,- теперь все трудности позади и дом недалеко». Это, старик, твой голос раздался, но пришлось мне сказать за тебя, потому что вечно ты тормозишь.

Пацан: Мальчик услышал звук колокольчика. Так?

Коркес-Боркес: Так вроде.

Пацан: Смотрит, его лошадь стоит. Взнуздал он ее и, сев верхом, приехал домой. (уходит вприпрыжку) Цок-цок-цок.

Старушенция (старикану): Вот, старик, какие сказки бывают! Эй, старик, ты чего это? Убери прутик-то! Тьфу, тьфу. У тебя их там целый запас, что ли?

Старикан (старушенции – вдогонку): Лешак мед басьтоз! Короче, что там у нас, амиго?

Коркес-Боркес: Прутиков – навалом. Тропинок – немеряно. А можно, в порядке тривиального исключения, и ролик отмотать.

Старикан: Ну.

Коркес-Боркес: Мотаю назад.

Девчушка (словно никуда она не делась и ни в кого не превращалась): Эй.

Мальчуган (тоже стоит как вкопанный): Эй.

Девчушка: Кто ты?

Мальчуган: Известно кто. Я заблудившийся в лесу мальчик.

Девчушка: А что ты тут делаешь?

Мальчуган: Ищу заблудившуюся в лесу лошадь.

Старикан: Во как!

Девчушка: А что это у тебя в руке?

Мальчуган: Прутик был. Да я его сломал.

Коркес-Боркес: И ладушки. Подошел мальчик к ней ближе...

Девчушка: И взял за руку.

Мальчуган: Так, на всякий случай.

Девчушка: Так – не пойдет.

Мальчуган: А вот нажим этот совершенно ни к чему. Между прочим, по части прутиков я уже крутой специалист.

Девчушка: Вот оно, значит, как? Еще посмотреть, кто специалист. Я тут тоже не по кустарникам петляла. Прутик об двух концах. И оба рабочие.

Старикан: Мотай, амиго, назад чуть-чуть. Наговорят лишнего – пользы мало.

Коркес-Боркес: Готово. А тут и колокольчик звякнул.

Старикан: Взнуздал он коня, сели они верхом, и поехали.

Коркес-Боркес: Сябась! (пьет) Кстати, слышал, что он сказанул?

Старикан: Про заблудившуюся в лесу лошадь? Благодарствуйте! (пьет) Первый раз слышу, чтоб лошадь в лесу заблудилась.

Коркес-Боркес: Именно! Но это уже совсем другая история.

Этот текст создан в рамках проекта «Ижевск фантазийный», т.е. является заведомой подделкой и мистификацией.

Иллюстрация к тексту: Хоан Миро. Двое из дремучего леса (Деталь внутренней отделки парижского таксомотора А.Н.Варежкина,1923 г.)

Обнаружено в ящике с игрушками в мастерской З.М.Лебедевой.

А потом утрачено в чью-то частную коллекцию.

Еще раз напоминаем: не забывайте, куда вы зашли!