ГлавнаяКонтекстыСмага В. Династия Гондыров

Данный текст от начала до конца придуман автором. События, места действия и персонажи безусловно вымышлены. Совпадения имён и названий с именами и названиями реально существовавших или существующих лиц и мест могут быть только случайными.

Смага Владимир

Династия Гондыров

Предисловие

Перед читателем последняя законченная рукопись безвременно ушедшего от нас Владимира Смаги. План-конспект «Династии Годыров» или текста=реальности, как, в черновиках, назвал его сам писатель. Такой стиль работы характерен для него: среди хаоса фраз, набросков, мыслей вдруг возникает целостно-сконцентрированный проект произведения.

Видимо, «Династия Гондыров» должна была стать итоговой книгой. И обращение к теме Удмуртии вовсе не случайно. Как известно, писатель прожил там около десяти лет, хорошо знал культуру удмуртов, неоднократно говорил в дневнике добрые слова об удмуртском народе, предсказывал ему великое будущее. Однако, в его произведениях никогда ранее тема Удмуртии не звучала. И вот «Династия Гондыров».

В.В.Алексеев (литературный душеприказчик писателя).

Когда их сонм настолько удалился,
Что видеть я его уже не мог,
Во мне какой-то помысел родился,

Который много всяких новых влёк,
И я, стремясь от одного к другому,
Закрыв глаза вливался в их поток,

И размышленье претворилось в дрему.

Данте

Этот город заносит трава Ашальчи,
Этот город заносит трава Ашальчи.
Под ударами молний Зевса
Рушатся храмы новых богов,
Палэсмурты взывают к аятолле Хомейни,
У памятника Пушкину
Митингуют мултанские тени.
Они перейдут к делу,
Они перейдут к делу,
Они перейдут к делу.

Нестор Рваньев

Первые работы – по этнографии и фольклору удмуртов. В основе – простая и очевидная мысль.

Смысл удмуртского народа в самобытности. В чём и как удмурты непохожи на остальные народы. Удмуртский нестандарт. Подгонка под «больших»: русских или запад – бесперспективна. Вечные догонялки. Виновата не культура удмуртов, а то, что с ней сделала удмуртская научная и художественная творческая интеллигенция. Мы и Лотмана, вишь ты, читали и Бахтина, и Леви-Стросса, и Дюркгейма. И про общечеловеческие ценности и вечные истины слыхали.

А я посмотрю как смотрит на мир удмуртский народ, а не узурпировавшая его взгляд удмуртская интеллигенция.

Так родилась монография Рваньева «Миф о греческих мифах». Античные мифы аргументировано анализировались как глупая чепуха, возведённая в ранг классики временем и традицией. Затем последовали конкретные работы об удмуртском менталитете.

Революции они не сделали, но авторитет и известность Рваньев приобрёл.

Много десятилетий спустя практически все ранние идеи Рваньева впитала концепция «отложенного мессианизма».

Эпизод 1. Подэпизоды 1.1 - 1.5.

1.1. Ежовск, 2012 г.

Апрель. Над берёзовой аллеей солнце и синь. Апрельский снег – он заметил впервые – как берёзовая кора. Импульс, погнавший мысль неуловимыми лабиринтами мозга, чтобы неожиданно взорваться Мыслью... Его лицо свела судорога кайфа и – десяток фраз в сотовый телефон:

– Приступаем немедленно, мистер Брюзг, - ответил голос.

1.2. Ежовск – Россия, 2013 г. и последующие.

Статья молодого аспиранта-историка («Вестник УдГу», 2013 г., N-2)наделала много шума. До своего объявления в Красноуфимске старец Феодор Кузьмич побывал и в Ежовске доказывал автор, опираясь на найденные им архивные документы.

Удача, улыбнувшаяся одному, подстегнула поиски многих; постепенно темные годы жизни Феодора Кузьмича прояснялись, крепла уверенность, что старец действительно император Александр I.

Казалось бы, пора сенсаций вокруг личности старца миновала, когда, вовсе случайно, известный удмуртский краевед Нестор Рваньев наткнулся на такое...

1.3. Берлин, 1755 г.

Встреча двух гедонистов: Жюльена де Ламетри и графа Зарецкого. Философская беседа во время оргии. Лакей графа прислуживает и ловит фрагменты разговора. Голый Ламетри в бассейне, с бокалом вина, в окружении голых же куртизанок:

– Запомни, вьюнош! Потребности суть – мерило ума. И человека отличает от животного лишь большее количество потребностей...

1.4. Санкт-Петербург, 1754 г.

Ребёнок у Екатерины родился мертвенький и тут же был подменён сыном кормилицы – чухонки.* Елисавета Петровна поручает Александру Ивановичу Шувалову (начальнику Тайной розыскных дел канцелярии) выяснить всю подноготную о родителях: вдруг здесь Брауншвейгская интрига или самозванец объявится.

* Во второй книжке представляющего большую библиографическую редкость «Исторического сборника» 1861 года о «потаенной российской истории, высвобождаемой Вольной русской типографией Герцена» в Лондоне, опубликованы очень любопытные материалы. Авторами Герцена были люди, как правило, весьма осведомленные, стоящие на различных ступенях российской иерархической лестницы и зачастую имеющие доступ к тайным документам Дома Романовых. Так, автор-аноним из России (а Герцен ручался в том, что управляющий III-им отделением Тимашев, «как ни езди в Лондон и каких мошенников III-го отделения ни посылай, ничего не узнает») сообщал: «Екатерине понравился прекрасный собою, молодой Сергей Салтыков, от которого она и родила мертвого ребенка, замененного в тот же день родившимся в деревне Котлы, недалеко от Ораниенбаума, чухонским ребенком, названным Павлом, за что все семейство этого ребенка, сам пастор с семейством и несколько крестьян, всего около 20 душ, из этой деревни на другой же день сосланы были в Камчатку. Ради тайны деревня Котлы была снесена, и вскоре соха запахала и самое жилье! В наше время этого делать почти невозможно; но не надо забывать, что это было во время слова и дела и ужасной пытки; а между тем сосед этой деревни Котлы, Карл Тизенгаузен, тогда еще бывший юношей, передал об этом происшествии сыну своему, сосланному в Сибирь по 14 декабря, Василию Карловичу Тизенгаузену... Екатерине не удалось родить живого мальчика от Салтыкова и, как видно, что должны были подменить из чухонской деревни Котлов, за что пустая и злая императрица Елизавета, открывшая свою досаду, обнаружила ее тем, что после родов Екатерина, оставленная без всякого призора, могла бы умереть, если б не крепкий организм Екатерины, все вынесший, как мы видели из самого описания ее. Итак, не только Павел произошел не от Голштинской династии, но даже и не от Салтыкова». (Козлов В. Возвращение к истокам// История династии Романовых.- М., 1991.- с. 146-147, 152).

1.5. Наши дни. Какой-то российский город.

Молодежная дискотека. Очередная песня:

Куда ушли слоны? В какие города
Погонщики ведут учёного верблюда?
Куда уехал цирк? Уехал он туда,
Где кто-то сказку ждёт и верит в чудо...

Взрыв. Теракт. Натуралистически описанные последствия: развалины, кровь, части тел, покалеченные, звуки и т.д.

Реклама на F - TV (заставка).

Бескрайнее голубое поле. Ровненькие ряды «зелёных» в банковской упаковке. Какая-то стопочка побольше, какая-то поменьше. На каждой упаковке имя. В первом ряду среди банкнот роденовский «Мыслитель». Имена социально-ангажированных в России деятелей.

Эпизод 2. Подэпизоды 2.1 - 2.4.

2.1. Гондыр. 2045 г.

В фонде Национальной библиотеки Удмуртии. Девственный томик некоего Капитона Лебядкина. Своеобразные ассоциации.

Странный это был опус. Странное название: «Сталинский социализм как «феномен иллюзорного сознания» и «общество спектакля» по Ги Дебору». Странный, по сравнению с устоявшимися оценками, взгляд на Ленина, странный взгляд на Сталина, странный взгляд на идеи неизвестного Гондыру Богданова; но идеи Ги Дебора об «обществе спектакля», которые увлечённо пересказал автор, просто ошеломили Гондыра и он решил встретиться с ним.

Бывший библиотекарь жил на нищенскую пенсию в коммуналке.

Национальная идея, - сказал ему старый, больной, одинокий Лебядкин, - такое же дерьмо как классовая борьба, или идея бога, как мораль, общечеловеческие ценности и вечные истины и так далее.

Суть в том, что никакой чётко очерченной социальной силы способной к действительному преобразованию нынешнего общества, давно уже нет. Зато есть другая сила и существует она во всех без исключения национальностях и социальных слоях. Это, если можно так сказать, культурные хозяева – люди, у которых получается совмещать качественную работу на общество с честным заработком и умением культурно и комфортно жить. В тотальном социальном дурдоме они ходят в маргиналах, потому что не осознают свою реальную силу как преобразователей общества. И вы, Гондыр, сейчас – ярчайший представитель этой силы.

Гондыр уходил от Лебядкина окрылённый, а тот, на прощанье, не мог не съехидничать:

– Всё равно вы никуда не денетесь. Кончите какой-нибудь Великой Финно-Угрией. Не вы, так потомки ваши.

2.2. Атлантический океан, 1767-1773 гг.

На побережье они попадают в плен к работорговцам. Восстание негров на шхуне. Команда и работорговцы перебиты. Шторм. Шхуну уносит далеко на юг. Она терпит крушение. Друзья спасаются на необитаемом острове, где проводят несколько лет.

2.3. Нестор Рваньев. 2017-2027 гг.

Москва – Санкт-Петербург-Эстония-Финляндия-Сибирь...

Тщетные десять лет. Где только не побывал Рваньев, с кем только не встречался. Крупнейшие специалисты по истории России XVIII века. Архивы. Народные сказители. Фольклор, легенды, предания о Павле, Екатерине, Елисавете и самозванцах. Всего не перечислить.

Снова и снова подступал к Прокопьичу, но тот всё отнекивался и отнекивался. Однажды, правда, захолонуло рваньевское сердце... Полез Прокопьич за божницу и бережливо извлёк ветхие пожелтевшие листочки.

Ах! Пропавшие страницы из мемуара томского купца Семёна Феофантьевича Хромова! Пребывание старца Феодора Кузьмича в Ежовске! Ещё молодой аспирант-историк предполагал недостачу в мемуаре Хромова. Вот оно! Вот сейчас!

Говёнка

...Апреля десятого дня 18** года достопочтенный старец Феодор Кузьмич поддал особенно крепко. И язык его, доселе закрытый на замок, развязался. И пил он ядрёный чалдонский первач, понося его речью поганой, а превознося выше Михайловского собора вотяцкую кумышку (бесово питие между нами говоря) кою отведал, пребывая в Ежовске в таинственные времена.

(А Ёжовск был тогда не Ёжовск, а место гиблое, где смачно жилось одним тараканам, что и видно на ежовских картинах Егора Абозова; а ныне и кумышки нет: одна дистиллированная водичка глазовского и сарапульского заводов, а ещё «культурная столица Поволжья»! Тьфу!).

И всё бормотал, мешая пьяные слёзы с рвотой, тёмное языческое заклинание:

Пыдын потид ке Ежовске,
Улытозяд уд ву, дыр лыктыса.

Запомнился, видно, старцу Ежовск.

Баял Феодор Кузьмич как вошёл он в Ежовск со стороны речки, именуемой в народе, как он позже узнал, Говёнкой...

Текст продолжался, но Рваньев уже всё понял. Кто-то жестоко и талантливо подшутил над древним маразматиком, наивно верующим в легенду...

2.4. Наши дни. Какой-то российский город.

Центр. Сильномогутный омоновец в полной амуниции топчет одутловатую бомжиху в каких-то драных платках. Она жалко причитает:

– Не бейте меня, у меня слабое сердце... Не бейте меня, у меня слабое сердце...

Реклама на F - TV (заставка).

Бескрайнее голубое поле. Ровненькие ряды «зелёных» в банковской упаковке. Какая-то стопочка побольше, какая-то поменьше. На каждой упаковке имя. В первом ряду среди банкнот роденовский «Мыслитель». Второй список имён.

Эпизод 3. Подэпизоды 3.1 - 3.5.

3.1. Наши дни. Какой-то российский город.

Открытие памятника А.С.Пушкину в университетском студгородке. Диалог:

– Если помнить известный анекдот об Андропове и Пушкине, то ничего удивительного нет, что университет решил поставить памятник именно Пушкину. С трибуны можно говорить любые высокие слова, но подсознание – оно всегда рулит в правильном направлении.

– Вообще-то, я не слышал этого анекдота.

- Когда Андропов стал председателем КГБ у него в кабинете первое время висел портрет Пушкина. Подчинённым было любопытно, но спросить боялись. Наконец, один из самых доверенных сотрудников насмелился:

- Юрий Владимирович, а почему всё-таки Пушкин? Не Дзержинский, не Менжинский, не Артузов... Да мало-ли славных чекистов...

- А как же иначе? – ответил Андропов. – Ведь это Пушкин первый сказал: Души... прекрасные порывы!

3.2. Гондыр. 2039 г.

Свадьба Гондыра и Люби Конновой. Размах. Медовый месяц – круиз по Средиземному морю.

3.3. Центральная Африка. 1766-1767 гг.

Экспедиция к Алмазному озеру (по дневнику Верещагина).

Группа авантюристов нападает на след легенды. Племя, хранящее тайну. Пытка вождя.

- Терпение моё лопнуло – пишет Верещагин. - Я запихнул черномазому в зад ветку баобаба и тот сразу уступил. Проводники, носильщики, провиант – всё необходимое было тут же нам предоставлено.

Описание приключений.

Прибытие к озеру.

- Джунгли кончились внезапно – пишет Верещагин. – Легенда – вот она, перед нами! Идеально-круглое, ярко-голубое Алмазное озеро. Вокруг него со всех сторон расстилается песчаный пляж. А на песке – всюду! – алмазы, алмазы, алмазы!

Эмоции.

- Мы трое и проводник вышли из джунглей поодаль от основной группы и чуть-чуть позже. Только это нас и спасло. Проводник заметил пробежавшую по спокойной поверхности озера лёгкую рябь. Взгляд его метнулся по сторонам.

- Сюда, сюда – дико закричал он, показывая на какую-то яму, прикрытую сверху брёвнами. Подгоняемые его ужасом мы поспешили за ним.

Остальные так увлеклись сбором алмазов, что ничего не слышали. Один Гаэтано кинулся было к нам, но его ноги увязали в песке.

Между тем, из озера бесшумно-быстро поднималась перевёрнутая пирамида сверкающих плоских дисков. С невероятной скоростью диски, друг за другом, начали расширяться, рассекая всё на своём пути. Спустя мгновение иссечённые люди, лошади, джунгли обрушились. Гаэтано, застигнутый в беге, лежал как аккуратно нарезанная колбаска. Вокруг, примерно на версту, громоздился бурелом.

За дисками из центра озера поднялась нестерпимо блистающая колонна. Внезапно она разделилась на множество гибких плетей. Плети упали на пляж во все стороны. Теперь мы увидели – это шеи с безобразно расплющенными мордами. Шеи, объятые алмазами. Шеи поползли вперёд, морды мощно всасывали в себя воздух и вместе с воздухом покошенное месиво. Словно взамен, шеи, как кожу, сбрасывали алмазы. Насытившись, чудовище исчезло под водой.

Эмоции.

х х х

С огромным трудом оставшиеся в живых добираются до побережья Атлантического океана. Где их берут в плен работорговцы. Вместе с алмазами.

3.4. Нестор Рваньев. 2017 г.

У известного в Ежовске предпринимателя и мецената сын родился – первенец, названный Гондыром. На гулянку пригласили и Рваньева.

Выносите, выносите вина,
Бочонки с сорока обручами,
Прыгнем мы вверх, подымем потолок,
Прыгнем вниз, переломим ваш пол.

Не вязавший лыка Нестор проветривался на травке роскошной усадьбы, когда рядом присел древненький вотячок Прокопьич, дальний хозяйский родственник. тоже сильно под мухой. Дедушке, видно, хотелось поболтать, да не с кем было.

- Слышь-ко, уважаемый, ты, бають, самолучший местный краевед?

Рваньев пьяно мигнул, изображая подтверждение.

- А знаешь ли ты, уважаемый, что предок нынешнего новорождённого едва ли не набил морду знаменитому старцу Феодору Кузьмичу. И грозил при этом всё равно расправиться с убийцей брата.

Рваньева вырвало, а Прокопьича несло.

Старец квартировал у мастерового Ежовского завода. По случаю заглянул упомянутый предок. То да сё, кумышка, пьянка, ссора и тут...

-Ты не старец Федор Кузьмич, ты император Ляксандр – взвился предок. Тайная примета на тебе – всех мужчин гондыровского роду.

И на старца с кулаками.

Их тут же разняли и успокоили.

Старец, однако, собрал свои манатки и скоропостижно покинул Ежовск.

- Вот так-то вот, уважаемый, - высказавшись, Прокопьич тут же и захрапел.

х х х

Протрезвел Рваньев мгновенно. Человек он был культурный, начитанный и пока мчался домой в голове его звенели строки:

Когда б вы знали, из какого сора
Растут стихи, не ведая стыда,
Как желтый одуванчик у забора,
Как лопухи и лебеда.

- Верно-то как, Господи!

В кабинете он сразу кинулся к Брокгаузу: так и есть и Павел I и нынешний Гондыр родились 20 сентября. Так и есть, недаром он, посторонний, оказался посвященным в хранимую семьей тайну. Так и есть: недаром почти месяц в небе стоит неизвестная астрономам комета. Уж не Великое ли это Знамение?! И нынешний Гондыр – прямой потомок Гондыра – настоящего отца Павла Первого?! И с Павла в России царствовала династия Гондыров?!

Рваньев был нервно-счастлив. Тут пахло не краеведческой находкой. Тут пахло не только глобальным переворотом в российской истории, тут пахло новым будущим для России! Прямой наследник династии!

Но доказательства! Где доказательства?

Чухонка-кормилица, сам ребёнок, его отец? Кому они интересны, кто о них знает?

И всё же Нестор Рваньев звериным нюхом чуял удачу – что-то должно быть! Нужно бросать всё и лететь в Петербург.

3.5. Санкт-Петербург, 1908 г.

Известный черносотенный публицист Павел Булацель писал:

Давно ли свершилось у нас посягательство на ограничение Царского Самодержавия? А что дало России ослабление самодержавной власти? Мы пережили в короткое время позор Цусимы и Портсмута. У нас наступило освободительное движение и что дало оно народу? Обнищание, голод, безработицу, море слез и скорбей, потоки крови, зарево пожаров, стоны искалеченных и осиротелых... все это громко вопиет к небу о страданиях и несчастьях русского народа. За то кучка самодовольных богатых лакеев, называемых «октябрями», утешает народ тем, что при переходе «от самодержавной формы правления» к форме «народного представительства» это всегда так бывает во всех государствах.

Эту лакейскую теорию подхватили министры и, рабски изгибая свои спины перед «молодым парламентом», заливаются точно канарейки на все лады, уверяя, что «хотя налоги растут, волнения и террористические акты не прекращаются, фабрики и заводы разоряются, университеты бастуют... но за то Россия получает такое великое благо, как народное представительство!».

И никому не пришло на мысль в Государственной Думе, ответить этим кадюкским канарейкам и октябрьским соловьям, «что при самодержавном строе, какой существовал у нас 15 лет тому назад весь мир уважал наше правительство и боялся Россию, а теперь над Россиею издевается даже Швеция, Япония и Турция... При прежнем строе, при всех его недостатках, можно было жить в России без опасения ежеминутного выстрела в спину; можно было спокойно заниматься мирным трудом земледельца; можно было спокойно молиться Богу в церквах; можно было работать, учиться, торговать, входить в магазины, в театры; изучать искусства и художества; а теперь «при представительном образе правления» почти все помещичьи усадьбы в уездах разгромлены и сожжены: крестьяне обнищали, фабрики разорены, университеты и гимназии закрылись для наук и превратились в разсадники грабителей и убийц; искусства и науки повсюду заглохли; народ беднеет, налоги растут; тюрьмы переполнены, а каторжники бегут из них чуть не ежедневно, совершая убийства невероятные по своей дерзости и жестокости; жизнь человеческая нигде не обезпечена и даже на улицах, в театрах и церквах происходят убийства на глазах властей...

Российская Империя видимо катится под гору. Все силы ада как будто в заговоре против России, но ни одна из стихийных сил не причинит Русскому народу столько зла, сколько конституционно-масонский строй, если только он утвердится в России... (Булацель П. Борьба за правду. СПб., 1908. с. I, II).

Реклама на F - TV (заставка).

Третий список имён.

Иероним Босх. Поклонение младенцу (Мадонна с рогами). Акцент: вынос фрагмента.

Эпизод 4. Гондыр. 2048-2056 гг.

Гондыр – президент Удмуртской республики.

К его приходу Удмуртия, как и вся Россия, изгажена демократами и сталинистами до неузнаваемости.

В инаугурационной речи он сказал:

Первое. Президент отвечает за свои слова. Я буду выполнять ту программу с которой шел на выборы. И ежегодно отчитываться о выполнении перед народом.

Второе. Перечислю главные пункты. Суть – наведение элементарного порядка:

отмена всех льгот, резкое снижение зарплаты депутатам и чиновникам всех уровней; сокращение АУП;

национализация природных ресурсов;

поощрение производящего бизнеса;

уничтожение коррупции, разгром мафии;

поощрение снижения цен;

высвобожденные деньги направляются на повышение зарплат бюджетникам, на обеспечение всех положенных льгот соответствующим категориям населения, на погашение долгов государства перед народом;

бесплатное образование и медицинское обслуживание;

тотальное введение принципа: кто меньше работает – больше получает; я достаточно его разъяснял в предвыборной кампании;

Третье. У нас есть всё и намного больше для нормальной жизни. А если Россия будет нам мешать – обойдемся, отгородимся от неё забором.

Я пришёл настоящее дело делать и делать его по-настоящему. Такие же люди в моей команде. И среди вас таких людей большинство. Это не сказки. Всё зависит от вас.

За работу.

В тяжких муках возрождалась Удмуртия. Каждый год бунтовала природа: то неурожай, то лесные пожары, то неслыханные наводнения, то ураган.

До крайности обострились отношения с центром. Внутри: саботаж чиновников, бизнеса, демократов, верхушечной интеллигенции. Жестоко сопротивлялась мафия. Несколько раз Гондыра пытались убить.

Но год за годом президент выходил к народу, отчитывался по пунктам и спрашивал:

- Отвечайте! Обманул я вас? Обманул?

х х х

На второй срок Гондыра переизбрали как в забытые советские времена.

Среди финно-угорских республик между Волгой и Уралом возникли мощные народные движения за присоединение к Удмуртии. Все хитрости властей ни к чему не привели, прошли референдумы и в сердце Российской Федерации возник самостоятельный финно-угорский пояс...

Реклама на F - TV (заставка).

Четвёртый список имён.