ГлавнаяКонтекстыКамо. Сабля

Самый знаменитый международный террорист начала ХХ века Симон Аршакович Тер-Петросян, больше известный как Камо, был задержан берлинской полицией в ноябре 1907 года. Пытаясь избежать выдачи властям Российской Империи, Камо симулировал сумасшествие. Начал он с того, что попросил пачку бумаги и сочинил рассказ, которого один экземпляр следовало отправить в редакцию газеты «Брдзола» (что характерно, адрес Камо не вспомнил), а другой – в комитет по празднованию столетнего юбилея Ижевского оружейного завода. Следователи, прочитав рассказ, пригласили психиатра. «А что, батоно доктор,- спросил психиатра Камо,- поступил ли мне гонорар из юбилейного комитета Ижевского завода?» Доктор даже рассказ читать не стал – отправили Камо в Тифлис, и там целых три года пытали его в психиатрическом отделении Михайловской больницы: кого, дескать, вы знаете в Ижевском заводе? назовите, дескать, явки и пароли. Три года Камо косил под психа, пока не улучил момент сбежать, а рассказов, романов, драматургии всяческой за три года написано было превеликое множество, но, конечно, от расспросов Камо уклонился и Варежкина он им не назвал!

Камо

Сабля

Граф Андрей в очередной раз был озадачен невообразимым по своей бессмысленности поручением. Один в высшей степени влиятельный господин, не будем пока называть его имя, дабы не смущать читателя, пожелал иметь у себя одну странную вещь. Сама по себе вещь обыкновенная, но та модель, которую пожелал этот господин, вызывает некоторое замешательство. Он пожелал иметь саблю из самой, что ни на есть лучшей стали, с самым тонким узором и драгоценными камнями. Но самое интересное заключалось в том, что в рукоять этой сабли непременно должен был быть встроен маленький капсульный пистолет, как сказал заказчик: «Чтобы в случае необходимости в самый неожиданный момент «достать из рукава козырного туза». Для чего же на самом деле был ему столь необходим пистолет в сабельной рукояти, и по сей день остаётся загадкой, потому как до боевых действий этого господина никогда не допустят, и от любого, даже самого малого конфликта, безусловно, оградят, да и решительно невозможен этот самый конфликт, в силу некоторых обстоятельств. Во всяком случае, так или иначе, но прихоть должна быть выполнена, причём, в самые короткие сроки.

Итак, озадаченный граф Андрей ехал по Невскому проспекту в своей карете, раздумывая, каким же образом и с какой стороны начинать выполнение этого задания. А больше всего его угнетала бессмысленность этого «крайне важного и необходимого поручения». Ведь в случае неудачи или невыполнения дела в срок, Андрей лишался всего: денег, дома, службы... А всё из-за чьей-то прихоти.

– Ненавижу,- произнёс Андрей вслух. Стук колёс экипажа заглушил это нелестное высказывание.

Граф Андрей происходил из весьма знатного и некогда очень уважаемого дворянского рода. Однако после того как его семейство обеднело, оно потеряло всякое влияние в обществе. Андрей получил неплохое домашнее образование, за которое его родители отдали последние свои сбережения, окончил гимназию, и по протекции ещё оставшихся влиятельных знакомых поступил на службу ко двору, где по сей день и находится.

На вид Андрею лет тридцать, одет весьма прилично, высок, смугл и черноволос. Лицо его вытянуто, и тонкий нос всегда немного вздёрнут. В общем, он производит впечатление человека достойного и благородного, но не без стремления делать карьеру.

«Куда же обратится за такой диковиной?...- думал Андрей,- за границу поехать?... Нет, это никак не возможно, пока примут решение, пока будут выяснять, что надо, да как надо, пока делать будут, ошибки исправлять – долго это слишком, и добираться туда не близко. А возможно и вообще не возьмутся за это дело, и как быть тогда?... Что ж, значит, в России придётся заказывать. Отказаться не смогут, плохо сделать побояться, а качество, может, и не хуже заграничного. А тут, куда обращаться по оружейным вопросам? – только в Тулу, куда же ещё?»

В этот же вечер чемоданы были собраны и куплены билеты на поезд. Дорога прошла спокойно и без происшествий. Поезд прибыл в Тулу без четверти в семь, и потому Андрей решил прибыть на завод завтра. На следующее утро он уже пил кофе в кабинете управляющего заводом.

– Ну-с, с чем пожаловали, многоуважаемый Андрей Александрович? Дело у меня к вам. Необходимо выполнить одно поручение одного высокопоставленного господина.

– Кого же?

Андрей пододвинулся к управляющему и произнёс ему на ухо имя заказчика.

– Не может быть!!! – на лбу управляющего выступили капельки пота, и его лицо почти мгновенно приобрело густой багровый цвет.

– Может, может, успокойтесь.

– Всё сделаем в лучшем виде! Да, кстати, а что именно?

– Да так, сущая безделица. Сабля из самой прочной стали, с тончайшим узором и драгоценными камнями, ну, и со встроенным капсульным пистолетом в рукояти – и всего-то.

– Сейчас, я мигом...найдём вам мастера, который подобную вещицу сделать может, сейчас...

Управляющий вышел искать мастеров, которые взялись бы за эту работу, а Андрей остался в кабинете. Через некоторое время управляющий зашёл с задумчивым лицом.

– Тут такое дело...даже не знаю, как вам и сказать...в общем не хотят мастера браться за эту работу.

– Дайте им вдвое больше, чем было обещано! Но чтоб работа была сделана в срок!

– Видите ли, Андрей Александрович, деньгами-то, как раз они очень довольны, и желающих за работу эту взяться тьма была, но как прознали, кому саблю-то делать будут, так все и перетрусили. Говорят, мол, так сделать, чтобы заказчик такого уровня доволен остался, мы, вряд ли сможем, дескать мы или сабли делаем, или пистолеты, а так, чтоб всё сразу... А за плохую работу он и на Колыму сослать может... Но, сказали они, что есть какой-то мастер в Ижевском заводе – Егорычем его звать, так вот он если только возьмётся, а если и он не рискнёт, то уж и не найти никого больше.

– Чорт бы вас всех побрал! – воскликнул Андрей – не для того я к вам ехал, чтобы с пустыми руками возвращаться. А ну сейчас же заставить работать этих лодырей, время не ждёт!

– Ни как не возможно это устроить, Андрей Александрович, свободные люди они, не те сейчас времена...

Андрей молча, не попрощавшись, вышел из кабинета. Через час уже были куплены билеты до Ижевского завода. Дорога вновь прошла без происшествий, и Андрей в тот же день направился к управляющему.

– Добрый вечер, Андрей Александрович. Чем могу служить?

– Есть к вам неотложное дело государственной важности. Поговаривают, что есть в вашем заводе оружейный мастер, кафтанщик, который самую тонкую и трудную работу выполнить может. Его Егорычем называют.

– Да, есть у меня такой работник. Отличный оружейник, на всю Россию прославился своим мастерством. А вам собственно, для какого именно дела он понадобился?

– Необходимо сделать саблю из лучшей стали, с тончайшей гравировкой и драгоценными камнями, а главное, чтобы в её рукоять был встроен маленький капсульный пистолет.

– Да-а... А от кого, собственно, заказ?

– Видите ли, в этом всё и дело, на вашего мастера вся надежда, заказ этот от ******. Однако... Что ж, давайте, спросим, возьмётся Егорыч за эту работу или не рискнёт.

Управляющий приказал найти Егорыча и пригласить его к нему в кабинет. Около четверти часа ждали. После его прихода ему объяснили, в чём состояло дело.

– Что ж, можно и сделать. Только вот оплату бы поднять, а то сроки малы, да и задача не лёгкая...

– Будет тебе оплата, не сомневайся, – сказал Андрей – только сделай всё на совесть, а уж о деньгах как-нибудь договоримся.

– Ну, коли так, всё сделаем, не извольте сомневаться.

Мастер удалился. Больше недели Андрей провел в беспокойствах, потому как в оружейном деле он был не сведущ и проконтролировать должное качество работы не имел никакой возможности.

Спустя девять дней Андрей снова пришёл к Управляющему. Перед ним на стол положили длинный свёрток из красного сукна. Развернув его, Андрей увидел саблю. На её рукояти сверкали уральские самоцветы, гарда была выполнена с золотым тиснением, а под ней виднелся небольшой спусковой крючок. Ножны были покрыты красной кожей с золотым узором. Андрей взял саблю в руки и медленно вынул её из ножен. Лезвие, за исключением режущей части, было сплошь покрыто мелким, но точно прорисованным узором. А из гарды торчал небольшой стволик, также покрытый гравировкой, длиной чуть больше указательного пальца.

– А проверить можно? – спросил Андрей.

– Отчего ж нельзя, – ответил стоявший перед ним мастер.

– Ну, так заряжай.

– Уже заряжено, вы только боёк подымите.

Андрей взвёл боёк, подошёл к окну и направил острие сабли в небо. Он надавил на спусковой крючок и прозвучал выстрел.

– Я же говорил, не извольте сомневаться,- с гордостью произнёс мастер. – На совесть сделана.

– Очень хорошо – сказал Андрей и завернул саблю в сукно.

Вскоре сабля была доставлена в Петербург, и Андрей ждал встречи с заказчиком в его загородной усадьбе. Его пригласили, и он прошёл в просторный, обставленный с шиком кабинет.

– Здравствуйте, граф, привезли ли вы мне то, что я просил?

– Да, привёз. Всё сделал, как вы велели, государь.

– Вот и хорошо. До торжественного парада осталось два дня, я уж полагал, что вы не успеете в срок. Пришлось бы вас наказать. – Царь рассмеялся.

Андрей тоже нервно засмеялся.

– Рад стараться для вас, государь.

Тем временем царь развернул сукно и вынул саблю из ножен.

– Хороша. А пистолет стреляет ли?

– Да, государь, стреляет, как изволили приказывать.

– Сейчас убедимся...

Он проверил патрон, взвёл боёк, через окно направил саблю вверх, и выстрелил. Сабля не подвела, радости Андрея не было предела.

Царь довольно улыбнулся.

– В Туле делали?

И только теперь он заметил на сабле небольшое клеймо «Ижевский завод, мастер такой-то»...

Публикация Паоло Мурыччелли

Этот текст включен в рамки проекта «Ижевск фантазийный» и тем самым становится заведомой подделкой и мистификацией.