ГлавнаяКонтекстыШекспир У. Сержант

Историческая хроника «Сержант» в творчестве Уильяма Шекспира стоит особняком. Это единственный случай, когда «эйвонский лебедь» обратился к средневековой истории Прикамья, причем к эпизоду, происходящему на месте будущего Ижевска. Письменные свидетельства о тех давних событиях до нас не дошли. Скорее всего, не дошли они и до Шекспира, так что пользоваться ему пришлось какими-то устными рассказами с неминуемым для этого способа информирования эффектом «глухих телефонов». Недостающие звенья восполнялись неуемной фантазией и неподражаемым шекспировским пафосом. Впоследствии небезызвестный Томас Баудлер постарался полностью вычеркнуть «Сержанта» из творчества Шекспира, и это была бы невосполнимая потеря, поскольку «Сержант», как это видно из публикуемого текста, послужил Шекспиру своеобразным полигоном для обкатки некоторых сюжетных линий, вошедших затем в его более широко известные шедевры (Дж.К.).

Шекспир Уильям

Сержант
Историческая хроника

Гильденстерн:

Кто этот окровавленный сержант?
Мне кажется, мы от него узнаем
Подробности текущего момента.

Розенкранц:

Бедняга ранен. Значит, в самой гуще
Ужасной битвы, коей слышен лязг,
Он побывал. Дружище! Что и как
На поле брани? Скоро ли развязка?

Сержант:

Еще не выяснилось, чья возьмет.
Противники – как два пловца, которым
Борьба мешает двигаться в воде.
Безжалостный властитель Дондыкара
С отрядом карсовайских удальцов
И наглых амазонок Пибаньшура
Форсировал внезапно Игерман.
Но выстояли храбрые алнашцы.
В подмогу им великий Кызя-Боня
Мувырских горцев вовремя прислал.
Да тут-то, вишь, меня и зацепило.
Врача бы мне...

Гильденстерн:

Поведай нам, герой,
Что послужило главною причиной
Столь яростной борьбы?

Розенкранц:

Откуда
Такой накал страстей, такая крутизна,
Что впору задохнуться от восторга?

Сержант:

Присяду. Объясню. Вот, скажем, битва:
По мелочам – одна сплошная доблесть.
Кураж да подвиг. Ладно. Совершим
И подвиг, если надобно. Но в целом
Такая стыдоба! Ведь норовим
Друг дружку вымотать, уделать, повалить.
Покой нам только снится. Проходимец
Какой-нибудь там, улучивши миг,
Заявится – навроде, кстати, вас...
Что ж вы молчите? Вы откуда, хлопцы?
Слабею. Раны жгут. Врача бы мне, прошу,
Или сестру.

Розенкранц:

Сестру? Да тут их целых три!

Первая ведьма:

Тубисько,
Васькисько,
Даббл-баббл
Юисько.

Вторая ведьма:

Чижик-пыжик
Тук-тук,
Гондыр-жингыр
Пук-пук.

Третья ведьма:

Тямыс, укмыс, дас.
Тон но, мон но – пас.

Сержант:

Якуня-ваня! Вот вам и разгадка!
Пасуем где ни попадя! Потом
Пускаем в ход обкусанные локти.
Кого поближе – шмяк! Да где же врач?
Уста слабеют, но скажу я слово.
Пусть эту местность бестолковых дрязг
Покроют основательные волны
Невесть откуда взявшегося моря!!!

Первая ведьма:

Бен! *

Сержант:

И чтобы восемнадцать метров ила
Под толщей вод скрывали глубину!!!

Вторая ведьма:

Бен! **

Сержант:

А горка эта, где искал врача, да не нашел,–
Пусть эта горка вечно будет вшивой!!!

Третья ведьма:

Бен! Бен! ***

Сержант:

А вас, эшьёс, однажды посетит
И самыми очами в душу глянет
Макмыр из Колтомы!!! ****

Гильденстерн:

Врача! Врача!

Розенкранц:

Полцарства за врача!

Фершалл:

Иду, иду. Эх, ёптыть, не успел!
Сержанта пусть со сцены унесут
Четыре санитара. Спи спокойно.

Гильденстерн:

А я про эту горькую утрату
С тяжелым сердцем доложу Ринату *****.

* Несколько веков спустя на этом месте был устроен Ижевский пруд.

** Еще два с половиной века спустя на дне Ижевского пруда скопилось 18 метров ила.

*** Не сбылось! Теперь это место никто уже Вшивой горкой не называет.

**** А вот это действительно страшно!

***** Это самое темное место во всем творчестве Шекспира – не иначе как эффект «глухих телефонов».

Этот текст создан в рамках проекта «Ижевск фантазийный», т.е. является заведомой подделкой и мистификацией.