ГлавнаяКонтекстыГанапольский М.Ю., Фельгенгауэр Т. Своими глазами

Ганапольский Матвей Юрьевич
Фельгенгауэр Татьяна

«Своими глазами» на «Эхе Москвы»: эфир 31.10.2006
(фрагменты)

М. Ганапольский: Следующий город.

Т. Фельгенгауэр: Следующий город у нас был Ижевск, и там у нас была очень долгая стоянка, целых 23 часа, это было нелегко, скажем так, потому что достаточно тягостные остались у меня воспоминания об Ижевске. Может быть, свое дело сделала погода, было очень серо, было холодно, что-то все время сыпалось с неба непонятное. Мы попали в Ижевск в воскресенье и в этом городе почему-то очень многое не работает по воскресеньям, мне кажется это странным. Люди достаточно такие угрюмые, как-то хочется помочь им, развеселить их, сказать, что, ребят, все не так плохо. Хотя, конечно... ну, они живут в промзоне. Там ничего нет в этом городе. Я нескольких прохожих остановила просто наугад и спросила, вот, я первый день в вашем городе, куда можно сходить, что можно посмотреть, и все они говорят «у нас ничего нет, нам некуда идти, в этом городе некуда идти, нечего смотреть». Там есть Музей Калашникова, это, пожалуй, единственная такая большая достопримечательность города. Довольно интересный музей, мы туда зашли, там все посмотрели, он очень здорово сделан, он очень хорошо оснащен с технической точки зрения. Там интересно, там есть, на что посмотреть. Кстати, там мы увидели единственного улыбающегося человека в городе – это охранник музея. А в остальном, ну, непросто в городе Ижевске, и мне хочется верить в том, что, может быть, летом людям там веселее, чем поздней осенью.

М. Ганапольский: Да, но это не их вина...

Т. Фельгенгауэр: Конечно, конечно, им хочется помочь как-то.

М. Ганапольский: Нас слушают в Ижевске и мы хотим сказать, что, конечно, в такие минуты, когда рассказывает такие вещи Таня, хочу сказать, что я испытываю очень сложные чувства. Я был в таких городах и я хочу сказать, что, конечно, в эти моменты я задаю себе вопрос – ну почему Россия так устроена, что есть, правда, сейчас это меняется, что есть вот Москва, где много всего, я понимаю, что столица и так далее, но почему этим как-то не поделиться и почему, в общем, хочется как-то помочь, а помочь может только время, время и деньги, когда везде будет много всего. Поэтому ижевцы... или как, ижевчане?

Т. Фельгенгауэр: Не признались они мне, как они себя самоидентифицируют.

М. Ганапольский: Ох, меня убьет Королева. Вот, жители Ижевска, наши радиослушатели, мы хотим сказать, что мы вас очень любим...

Т. Фельгенгауэр: У меня есть одно очень хорошее впечатление от Ижевска. Я попробовала там национальный удмуртский пирожок «перепечник». Такая вкуснятина, вот это здорово.

М. Ганапольский: А я там в свое время ел очень вкусные пельмени.

Т. Фельгенгауэр: А, там даже есть памятник пельменю, кстати.

М. Ганапольский: Большой пельмень на постаменте.

Т. Фельгенгауэр: На вилке.

М. Ганапольский: Замечательно. Удмуртия, да.

Т. Фельгенгауэр: Ну, я думаю, что следует как-нибудь летом съездить, потому что за городом там есть большой музей прямо под открытым небом, как такая удмуртская деревня, и там, говорят, очень интересно.

М. Ганапольский: Дальше идем, чтобы успеть все города.

М. Ганапольский: Да. Нам скоро надо заканчивать и я хотел радиослушателям объяснить, тут пришло очень много сообщений, естественно, очень много критических, и они говорят «вот зачем нужно было устраивать все вот это, если вы несколько часов были в городе, только пробежались» и так далее. Знаете, господа радиослушатели, лучше так, чем никак. Я вам хочу сказать, вот тут один радиослушатель, я такие сообщения не читаю, но вот он прислал, Костяев некий, прислал: «Москвичи – снобы», вот, понимаете, мы стараемся из себя это дело изживать. Низкий поклон министру путей сообщения, министру транспорта России господину Левитину за то, что он сделал такую для нас историю. Понимаете, это ведь даже история не столько для вас, для радиослушателей, сколько для нас, самих журналистов, потому что мы хотя бы это увидим, и когда товарищ Фельгенгауэр, которая здесь присутствует в студии, будет делать какой-то материал, например, из города Ижевска, где будет написано что-то такое, то она будет понимать, почему это произошло, она видела этот город. Потому что журналисты, они люди такие, они хотят это увидеть. Не только цитировать вам эти сообщения, поэтому пусть даже три часа, четыре часа, пусть одна улица, пусть какие-то три старых домика, но это все равно остается с человеком, он это видел. Чем больше видел – тем правильнее делаешь новости, тем правильнее ведешь передачу. И когда мне какое-то глупое сообщение пришлют из города Ижевска, я в своей обычной манере, которая многим радиослушателям не нравится, не буду ругать иже... Сейчас я скажу: «В Ижевске живут ижевчане, едят перепечи, а пельмени – от двух удмуртских слов «пель» – «ухо» и «нянь» – хлеб». Пишет Андрей. Андрей, огромное спасибо. Вот поэтому нам это очень помогает, такое путешествие, вот все это увидеть своими глазами. Такая история. Хочешь еще поехать?

Т. Фельгенгауэр: С удовольствием. На самом деле, когда подошло к концу мое путешествие, я не хотела уезжать, я хотела доехать до Владивостока, но, с другой стороны, хотелось бы и еще раз по этим городам проехаться, но не по одному дню, а подольше там задержаться. И даже, может быть, не в самих городах, а по областям проехаться, по таким вот городам Мышкиным, это, мне кажется, более точная картина нашей страны сложится, нежели центральные такие города, регионы.

М. Ганапольский: Вот. И для того, чтобы закончить нашу программу, я прочитаю сообщение от Михаила из Ижевска: «Добро пожаловать в Ижевск летом, когда на улице три дня в неделю играет джаз». Вот ты бы никогда такое не подумала про Ижевск.

Т. Фельгенгауэр: Я приеду летом обязательно.

М. Ганапольский: Татьяна Фельгенгауэр была в программе «Своими глазами».

Источник: «Эхо Москвы», программа «Своими глазами» от 31 октября 2006 г.