ГлавнаяКонтекстыАртамонов А.А. Тайны Калашникова

Артамонов Альфред Александрович

Тайны Калашникова

Автомат-юбиляр

Очень необычную дату отметил в ноябре прошлого года «Ижмаш». В Удмуртии чествовали 55-летие автомата «АК-47». Да-да, того самого первенца, который получил имя своего родителя Михаила Калашникова. И который стал самым популярным российским оружием XX века. Шутка ли сказать, сейчас образцы оружия с этой фамилией выпускаются в 26 вариантах в 12 странах мира. А общее количество автоматов, по свидетельству специалистов, составляет уже около 100 миллионов штук.

На базе старенького и далеко еще не совершенного «АК» родились пехотный, станковый, бронетранспортерный и танковый пулеметы, унифицированный комплекс, состоящий из автоматов и ручных пулеметов. Взамен устаревших моделей пришли на вооружение армии «АК-74М» с пластмассовым складывающимся прикладом. На службу МВД поступил пистолет-пулемет «Бизон-2». Завидный авторитет у автоматов сотой серии, охотничьих карабинов «Сайга». И даже для мальчишек выпускаются теперь пневматические винтовки «Юнкер», для пользования которыми не нужны ни регистрация, ни лицензия.

По общему мнению конструкторов «Ижмаша», «АК» и созданные на его базе образцы «будут и дальше будоражить, удивлять и радовать знатоков и любителей оружия».

Президент Владимир Путин прислал автору большого семейства автоматов благодарность. А генеральный директор предприятия Владимир Гродецкий вручил имениннику дорогой кафтан, какими в давние времена награждались лучшие мастера оружейных дел.

Борьба, черт возьми...

Взволнованный высокой оценкой своего труда, Михаил Тимофеевич обратился к залу:

– Не все знают, в каких трудах рождалось первое изделие. Будучи сержантом Советской Армии, я взялся за решение почти неосуществимой идеи. Ведь соревноваться пришлось с теми, кто носил уже генеральские погоны. А я не имел специального образования. Я до автомата создал десяток образцов, которые не были приняты на вооружение. Они-то и стали моей школой, институтом и академией.

Вы, конечно, понимаете, что за именем конструктора скрывается труд громадного количества людей. А все образцы рождались в соревновании множества конструкторских бюро. Да в каком, к черту, соревновании, если это была самая настоящая борьба конкурентов. Разве хотели уступить нам туляки, которые английскую блоху подковали? А гвозди-то для подковы изготовили, кстати, мастера из Ижевска. Выиграть борьбу с тульскими и ковровскими оружейниками было непросто. Но мы их обыграли.

Открытый разговор вели оружейники в день чествования автомата. На научно-технической конференции специалисты вспомнили историю «АК-47», назвали имена его создателей.

Говорили о перспективах, о подготовке квалифицированных кадров, о выходе оружия «Ижмаша» на внутренний и внешний рынки.

В столице Удмуртии открыта мемориальная доска с изображением первого автомата в натуральную величину. Вся республиканская пресса сочла своим долгом рассказать о Михаиле Калашникове, знаменитом современнике, удостоенном самых высоких титулов и званий.

Ведь только девять лет назад «открыли», наконец, конструктора, сняли завесу секретности, и впервые он провел пресс-конференцию с местными и зарубежными журналистами.

«Выстрел в темноту»

Он был засекречен. Журналистам запрещались встречи с ним. В заводской газете не публиковались даже указы о присвоении оружейнику почетных званий и о награждении его орденами. Никто не мог сказать, что уже полвека живет этот человек в Ижевске и работает на «Ижмаше». И даже горожане, шесть созывов подряд избиравшие Калашникова депутатом Верховного Совета страны, писали ему письма в Москву, а оттуда их направляли в Удмуртию.

Чекисты гордились тем, что секретная информация находилась под их строгим контролем.

Конструктору запрещались любые выезды за пределы Советского Союза. «Боялись: вдруг меня выкрадут и раскроют военные тайны,- вспоминает Михаил Тимофеевич. – В 1980 году на моей родине в Алтайском крае открывали бюст дважды Герою Социалистического Труда.

Приехали со мной телевизионщики из Ижевска. Сняли торжество. А показать материал в эфире им запретили: вдруг кто-то догадается, что я имею отношение к Удмуртии. Нельзя!»

И вдруг американский ученый, крупный специалист по оружию Эдвард Изелл прислал письмо со странным адресом: «СССР. Михаилу Тимофеевичу Калашникову». Как «на деревню, дедушке». Письмо нашло адресата. Калашников растерялся: как быть? Автор просил прислать биографию, фотоснимки и ответить на ряд вопросов. Они понадобились для будущей книги ученого. В обкоме партии и в КГБ посоветовали: «Не связывайся!» Тогда доктор Изелл обратился в посольство СССР в США. Оттуда позвонили в Министерство иностранных дел Советского Союза. Калашникову порекомендовали ответить ученому. Так «выстрел в темноту» попал в цель: письмо без адреса впервые раскрыло, а позднее и подружило оружейников двух великих государств. «Железный занавес» чуть-чуть приподнялся. А в ноябре 1994 года, когда в Удмуртию прилетел Борис Ельцин и на весь мир заявил о делах ижевского конструктора, вручил ему орден «За заслуги перед Отечеством» и генеральские погоны, тут уж стало не до секретов.

Только в 75 лет получил Михаил Тимофеевич полное право «раскрыть» себя перед историей. О нем начали снимать фильмы, выпустили три книги конструктора. Открыли дорогу для поездок за границу. И за восемь лет старейшина русских оружейников совершил уже более сорока поездок за рубеж.

Он удостоен самых высших наград страны – двух Золотых Звезд Героя Социалистического Труда, Ленинской и Государственной премий СССР, Государственной премии России, трех орденов Ленина, Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени, Дружбы народов, Отечественной войны, Красной Звезды и высшего знака отличия России – ордена святого апостола Андрея Первозванного. При жизни успел крестьянский сын из семьи, где родились еще 18 его братьев и сестер, получить все почести, которыми богата родина. В ноябре ему исполнилось 83. И в честь дня рождения и 55-летия автомата «АК-47» в выставочном центре «Галерея» г.Ижевска открылась выставка ценнейших экспонатов из коллекции конструктора. В центре города строится музейно-выставочный комплекс, где предполагается разместить лучшие образцы оружия ижевских мастеров, личные вещи Калашникова, открыть тир и гостиницу для приезжих посетителей.

Все это дань уважения, признания. Но Михаил Тимофеевич гордится не только этими знаками внимания.

– Как-то я встретился с министром обороны Мозамбика,- вспоминает ветеран. – Он рассказывал: «Когда мы с вашим оружием добились свободы, то родившимся в это время детям стали давать имя вашего автомата – «Калаш». И в любой деревне вы встретите чернокожих мальчиков с таким именем». «Очеловечили» оружие. Оно стало олицетворением дружбы народов. Оно не для межнациональных конфликтов и терроризма. Оно предназначено для защиты Отечества. Я работал и продолжаю работать для мира...

Сын

Радостным вернулся домой из Бразилии Виктор Калашников. На выставке по оборонным технологиям его пистолет-пулемет «Бизон-2» получил высокую оценку специалистов. А бригадный генерал из Мексики Рауль Кузвас, постреляв на полигоне из этого оружия, откровенно признался: «Получше американского...»

Явную победу одержали в Рио-де-Жанейро и другие изделия «Ижмаша». Между тем, там, за океаном, магически подействовал на участников выставки и тот факт, что Виктор – не просто русский конструктор. Он – сын Михаила Калашникова.

В своей книге «Записки конструктора-оружейника» автор автоматов несколько лет назад сказал о нем: «Пытается превзойти отца». Означает ли это, что не сумеет сын дойти до тех вершин, которых уже давно достиг отец?

Работают они на заводе в одном отделе, совсем-совсем рядом. Но должности разные: один – главный конструктор стрелкового оружия страны, другой – начальник одного из конструкторских бюро предприятия. Одному уже 84-й год, другому исполнился 61.

В Ижевске родился автомат «АК-47» и все последующие его «собратья». В этом городе Виктор заканчивал школу, институт. Уже свыше тридцати лет работает на «Ижмаше». Кандидат технических наук. Автор ряда изделий, о которых даже упоминать раньше запрещалось. «Закрыто» было завесой секретности предприятие. И говорили о его принадлежности к «оборонке» лишь в День Победы, когда вспоминали войну с фашистской Германией и называли факт: за сутки завод вооружал своими винтовками целую дивизию.

Сейчас приподнята завеса секретности, и мы свободно говорим о том, что раньше пряталось под глухой замок.

Отец уже был лауреатом Государственной премии и Героем Социалистического Труда, а Виктор не знал, за какие заслуги присвоены эти звания. Сам он даже не мечтал о карьере оружейника. Время его детства совпало с повальным увлечением авиацией. И хотелось юноше строить самолеты. Он даже поступал в Казанский авиационный институт. Благо, провалился: к школьникам тогда относились с пренебрежением. Что, мол, от них толку?

Обстановка на заводе сложилась тоже не из лучших. Носить фамилию известнейшего человека, с одной стороны, приятно. А с другой – какая это ответственность! Надо, чтобы все твои изделия отвечали самым высоким требованиям.

А чтобы не думали люди о мнимой отцовской опеке, приходилось выбирать для разработки изделия совсем иного класса.

В 1993 году Виктор Михайлович с коллегами разработал пистолет-пулемет «Бизон». Представил макетные образцы. Заинтересовались ими специалисты из Российского Министерства внутренних дел. Подключился к разработке научно-исследовательский институт специальной техники МВД.

Обычно в пистолет-пулемет закладывались 20-30 патронов. А магазин «Бизона» вместил сразу 66. Понравились милиционерам удобное расположение деталей, завидная устойчивость при стрельбе, привлекательный дизайн.

Потом родились «Бизон-2», «Клин-2», «Дрель». МВД сделало на «Ижмаш» крупный заказ. Правда, на газовое оружие спрос спал – много стало конкурентов. Но «Бизон-1» с успехом собирают на московском и амурском заводах.

Была, конечно, у сына попытка изобрести и свой автомат, который мог бы соперничать с семейством «Калашниковых».

В группе Юрия Александрова еще в 60-70-х годах он участвовал в состязаниях двух моделей. Тогда альтернативой выставлялось оружие с патроном 5,45. Первого места получить не удалось, а второго добились. И за участие в разработке «АК-74» получил Виктор Михайлович орден «Знак Почета».

– Сколько же разработок на Вашем личном счету? – спрашиваю я конструктора. Виктор Михайлович задумался.

– Много, если подсчитать все опытные образцы, участвовавшие в испытаниях, одних только «Бизонов» – шесть модификаций: под патрон парабеллума, с глушителем, с разными типами прикладов.

Прошла на них реклама в американском журнале «Солдат удачи» – сразу пошли запросы и приглашения на выставки.

– Кстати, за границей часто бываете?

– Ездил с отцом в Иран и Китай. Был на Филиппинах, в Греции, Италии, Бразилии. Информация в прессе однобокая. Чувствуется цензура. А нам, русским людям, надо обязательно пощупать оружие своими руками. Тогда и впечатления иные.

– А нет ли у вас изделия, сделанного совместно с Михаилом Тимофеевичем, кроме «АК-74»?

– Как сказать... Возьмите пистолет-пулемет. Пятьдесят процентов конструкторской мысли – от автомата. Это дешевле обходится заводу. Да и большинство мужчин, знакомых с «АК», без труда осваивают новинку. Принцип здесь сохранен полностью – простота и надежность. Вот и считайте, есть тут общее или нет? Мы долго говорили с Виктором Михайловичем. О его непростой судьбе, о поездках по миру отца, и невольно возник вопрос: а будет ли продолжаться конструкторская жилка Калашниковых? Кто дальше понесет фамильную эстафету?

Ответ был довольно неожиданным:

– Мой старший сын Александр, – сказал Виктор Михайлович, – занимается вычислительной техникой. А Михаил закончил экономический факультет по специальности «менеджер и инженер по маркетингу». Возглавляет в Ижевске Торговый дом «Калашников и К°». Торгует охотничьими карабинами «Сайга» с «Ижмаша» и ружьями с механического завода. Для нашей семьи работа непривычная. Но что поделаешь, сбыт изделий – тоже штука нужная.

Автоматы пока в армии пользуются спросом. «Бизон» принят на вооружение войск МВД. Так что фамилия наша живет. А резерв конструкторской мысли не исчерпан.

Письмо в будущее

83 года – возраст почтенный. Но и сейчас продолжает работать Мастер. Он остается главным конструктором «Ижмаша». Является президентом Союза оружейников России и консультантом генерального директора «Рособоронэкспорта». Он написал четвертую книгу, которую получили читатели из Франции.

«Конечно,- говорит Калашников,- оружие не трактор и не комбайн, не сеялка и не плуг. Им землю не вспашешь, хлеб не вырастишь. Но без него не защитишь родную землю, не отстоишь от врага свою родину, свой народ». Эти слова можно принять как наказ. Причем всем оружейникам страны.

А еще Михаил Тимофеевич написал послание в 2047 год. Оно заложено в капсулу, замурованную в здание будущего музейного комплекса. Вскрыть ее предполагается в день столетия «АК-47». И знаменитый конструктор высказал пожелание: «Я был бы счастлив дожить до такого дня, когда людям больше не нужны будут мои автоматы, да и любое другое боевое оружие».

Источник: Инфо-Панорама, 28 августа 2003 г. (N°34), с.6-7.