ГлавнаяMathom HouseБочаров Н. Об участии ГСК в разработке отечественной археологии

Об участии

губернских статистических комитетов в разработке отечественной археологии

Члена Съезда Н. Бочарова

Милостивые Государи!

Вопрос, обсуждение и окончательное решение которого желательно было бы вызвать на настоящем Съезде, касается степени участия статистических комитетов в археологических работах вообще.

В §1-м 2-го Дополнения к программе он мотивирован мною в следующей форме: В каких местных учреждениях по губерниям и областям России могут или должны сосредотачиваться местные археологические работы? Вопрос этот мною был предложен под впечатлением известий, что некоторые губернские статистические комитеты не находят и не признают какого-либо прямого соотношения их работ с археологическими исследованиями; лаконическое молчание на вызов Предварительного Комитета со стороны других губернских статистических комитетов заставляет предположить, что и они принадлежат к этой же категории. Тем не менее мы видим, что нашлись однако комитеты, которые признают это соотношение. В числе лиц настоящего собрания мы видим 4-х депутатов от статистических комитетов.

Мы слышали уже некоторые весьма любопытные сообщения, сделанные гг. членами этих комитетов. Но, выражаясь в цифрах, процент участия статистических комитетов в настоящем Археологическом Съезде весьма незначителен. Степень их участия выразилась для всей европейской России как 4 к 50.

Верно ли понимают свою задачу статистические комитеты? Не ошибаются ли они? Другими словами: должны ли составлять археологические исследования роскошь в деятельности статистических комитетов, или существенную принадлежность их ученых трудов? При обсуждении многих вопросов на Съезде мы видели, что неоднократно были высказаны желания обратиться за содействием и за сообщением некоторых сведений в губернские статистические комитеты. Будет ли это полезно до тех пор, пока не будет окончательно решен предложенный уже вопрос: в каких местных учреждениях по губерниям и областям России могут или должны сосредотачиваться местные археологические работы? Участие статистических комитетов, выраженное уже в процентном отношении, к сожалению, наводит сомнение на то, чтобы в большинстве случаев можно было предполагать найти в этих учреждениях всегда радушное и верное содействие.

Отчеты статистических комитетов и другие документы давно уже указывают, что с просьбою за содействием обращались в комитеты: археологические общества, мануфактурные советы, сельскохозяйственные общества, Географическое, комитеты по устройству выставки телят, мануфактурной, сельскохозяйственной, сельскопромышленной, этнографической, устроенной обществом любителей естествознания, садоводства, пчеловодства и проч. В комитеты же присланы были программы: для собрания сведений об юридических обычаях, для приведения в известность памятников древности, для собрания сведений о хлебной торговле, для доставления сведений по ведомствам военному и комиссариатскому; комитетам же предложено было ять участие в разборке архивов, и проч. и проч. Во всех этих заявлениях я не видеть, как велики и разнообразны надежды, желания и требования, которые до сих пор возлагает общество на эти учреждения. Что же делают комитеты? Большинство из них подшивает все эти отношения к делу; некоторые, совести, распоряжаются о припечатании всех этих программ в губернских ведомостях, которые, мимоходом говоря, не везде читаются с жадностью, и некоторые комитеты, получив какое-либо заявление или программу из ученых обществ, берутся за работу и радушно высылают требуемые сведения. При положении дел такой же участи могут подвергнуться и все заявления Археологического Съезда. Кто прав и кто виноват? Которые из комитетов исполняют свои обязанности и которые нет? Те ли, которые ограничили свою деятельность одними административными статистическими работами, или те, которые увлекаются программой более обширной. Мы не будем здесь сравнивать наших статистических комитетов с учреждениями подобного же рода, существующими на Западе, со статистическими бюро. Мы постараемся только вникнуть в смысл и дух нашего законодательства по этой части. Известно, что 8 лет тому назад, в 1861 году, статистические комитеты преобразованы. Новое Высочайше-утвержденное положение о статистических комитетах расширило их материальные средства и круг их деятельности. В этом положении и объяснительном к нему циркуляре г. министра внутренних дел прямо сказано, что задачей статистических комитетов должно быть изучение быта, производительных сил и местных потребностей губернии. Весь круг работ разделен на обязательные и необязательные; из них отнесено собирание и проверка срочных административных статистических сведений, ко вторым – ученые труды, исследования и монографии по части географии, статистики, этнографии, истории и проч. Положение указывает, что в число членов комитета должны быть избираемы все лица, известные своими трудами, посвященными исследованию каких-либо вопросов, касающихся данной губернии.

Мы видим таким образом желание законодателя, так сказать, осмыслить все работы комитетов, направить их на изучение быта, производительных сил и местных потребностей губернии; видим в тоже время желание сосредоточить ученую деятельность комитетов на всестороннем изучении губернии, и для этой цели находим указание, что в звание почетных и действительных членов комитета должны быть избираемы лица, посвятившие уже себя трудам по этой части. Весьма естественно, что основательное изучение настоящего немыслимо без изучения прошлого, и таким образом, вместе с другими науками, археология и история сами собою входят в круг занятий статистических комитетов; в тоже время и представители других наук, других ученых учреждений не менее в праве относиться в комитеты с просьбами о содействии. Лучшим доказательством тому, что труды по части археологии официально признаются входящими в круг занятий статистических комитетов, может служить присутствие на Археологическом Съезде гг. депутатов со стороны Центрального Статистического Комитета. Припомним, что во многих губерниях статистические комитеты, как учреждения учетно-административные, представляют единственный центр, около которого может сосредотачиваться вся ученая деятельность в губернии, и потому было бы весьма желательно в видах науки, чтобы деятельность их приняла более широкие размеры. Лучшим средством достигнуть этого было бы, по моему мнению, образование специальных комиссий из среды гг. членов комитета: археологической, статистической, сельскохозяйственной, промышленной и друг.

Опыт такого разделения труда уже был сделан в первый раз в Архангельской губернии, и результаты его оказались так удачны, что центральное ведомство нашло необходимым выразить ему свою благодарность. Хороший пример но однако нашел себе подражателей. Едва ли много можно насчитать комитетов, которые успели придать своей деятельности столь желаемый учено-административный характер. Если, как мы видели, археология входит в круг занятий статистических комитетов, то естественно желание, чтобы комитеты достигли того устройства, при котором можно было бы надеяться, е одной стороны, на развитие в каждой губернии, а с другой на то, чтобы всегда и все заявления специальных обществ получали должное направление и ход. Для этой цели представляются сподручными два средства: образование комиссий и образование из председателей комиссий Совета при статистических комитетах.

В Совет этот должны поступать все заявления обществ и получать дальнейший ход. Опыт и практика указали уже, что некоторые председатели комитетов неоднократно образовывали такие Советы в Форме небольших частных совещательных собраний. В настоящее время вся административно-ученая деятельность комитетов официально лежит. в руках секретарей и председателей. Служебные обязанности председателей так велики и разнообразны, что невозможно не только требовать, но и желать, чтобы они в особенности интересовались деятельностью статистических комитетов. Вся надежда, следовательно, на одного секретаря. Для занятия этой должности по положению не требуется какого-либо определенного круга знаний, а требуется только, чтобы ищущий такого места окончил курс в одном из высших учебных заведений, а циркулярное предложение г. мин. внутр. дел от 22 апр. 1862 г. требует, чтобы ищущий такого места заявил уже на деле любовь к статистическим работам. Опыт показал однако, что за подшитием к делу этого циркуляра, в должность секретаря назначаются лица, словесно только заявившие свою любовь к статистическим работами. Так например в некоторых комитетах секретарями были назначены лица, когда-то действительно окончившие курс в высших учебных заведениях, но по своим специальностям следующие: присяжный стряпчий, отставной лекарь и отставной капитан путей сообщения, занимавшийся, до вступления своего в должность, торговлей газетами. Можно ли при таких данных надеяться, что археологические исследования в губерниях всегда будут иметь известный определенный ход? Прибавим к этому, что на обязанности секретарей лежит ежегодное составление срочных обязательных статистических таблиц – в количестве более 200; помощников для них, кроме наемных писцов, никаких не полагается. До тех пор, пока от секретарей комитетов не будет требоваться определенного круга знаний и специальной подготовки, как это требуется теперь от нотариусов, даже от чиновников по питейно-акцизному делу, до тех пор, пока для них не будет устроено специальных классов (по примеру статистических семинарий, существующих за границей), с указанием общих приемов для собирания статистических сведений,- до тех пор деятельность комитетов вся будет случайна, отрывочна и никогда не может быть направлена па всестороннее изучение губернии, как того желает сам законодатель. Но рано или поздно это осуществится. В настоящее же время образование специальных комиссий при комитетах, при том положении, в каком они ныне находятся, было бы весьма желательно, и Археологический Съезд оказал бы неоцененную услугу для науки и для местных исследований, войдя с представлением, куда следует, по этому предмету. Не входя в круг обязательных работ, ученая деятельность комитетов составляет до сих пор что-то отвлеченное для гг. председателей, занятых текущими, неотложными служебными занятиями по части высшей администрации в губернии, и потому обязательное сближение их с представителями науки не может не иметь благодетельных последствий, по сохранению и поддержанию памятников древности и старины.

Как велик должен быть круг деятельности специальных комиссий, и в чем она должна заключаться?- Ответ весьма прост: деятельность их должна быть направлена к специальному и основательному изучению губернии в известном отношении. Предварительною работой должно быть составление определенного плана программы, затем собирание самых сведений и их обработка. Такая деятельность привлечет немало лиц, пожелавших принять участие в этих работах, и вызовет значительное число корреспонденций из уездов.

В чем должно заключаться поощрение к такой деятельности?- Лучшим способом для этого, на мой взгляд, может служить пример Географического Общества, ежегодно выдающего небольшие медали в своем годичном собрании. Желательно, чтобы такие же медали выдавались и от одного из археологических обществ, но преимущественно и даже исключительно за местные археологические исследования и за сообщение местных сведений по части археологии.

Что же касается до статистических комитетов, то назначение ими денежных премий на конкурс, без сомнения, принесло бы свою долю пользы.

Для сношений с обществом, для побуждения местных жителей к доставлению в комитеты различных сведений, для завязания с ними связей, комитетам необходимы постоянные органы, и этого достигнуть весьма легко официальным и окончательным признанием местных газет, губернских ведомостей, постоянными органами статистических комитетов, как таких местных учено-административных учреждений, которые сосредоточивают свою деятельность на всестороннем изучении губернии, на изучении быта, производительных сил и местных потребностей данной территории.

Но такие работы комитетов немыслимы, в свою очередь, без научных пособий. К числу этих пособий относится образование специальных библиотек и музеев. Мысль эту я высказал в 1861 году, еще в то время, когда в самой Москве не было ни музеев, ни публичных библиотек. С тех пор много уже образовано и устроено библиотек и музеев. Но мне нигде не приходилось еще встретить указаний, чтобы эти губернские библиотеки и музеи образовывались с заранее обдуманною, определенною целью, по подробно составленной программе; до тех пор они могут быть только роскошными кладовыми, как это мы видим и в некоторых общих музеях – не только всероссийских, но и всемирных.

Тем не менее польза местных музеев в своем основании признана уже давно. Вот на выдержку отзыв, который я нашел в VI выпуске Изв. Импер. Археолог. Общ. за 1866 год, стр. 31-32:

«В последнее время, в различных центрах нашей провинциальной жизни, стала появляться потребность в учреждении хранилищ, которые местному жителю давали бы возможность наглядным образом знакомиться с произведениями природы и культуры его края.

Мысль основания местных музеев с коллекциями зоологическими, ботаническими, минералогическими, этнографическими, археологическими и коллекциями предметов промышленности заслуживает полного сочувствия.

Присутствие археологических коллекций в местных публичных музеях, без сомнения, побудит многих позаботиться о сохранении и сбережении древностей, в которых они пока и не предполагали никакого интереса для науки и для любознательности вообще».

Но для того, чтобы местные библиотеки и музеи могли вполне выполнить свою задачу, необходимо установление определенной цели и программы.

Для того, чтобы отдел местный в губернских библиотеках был в действительности полон, необходимо предварительно составить desiderata, т.е. библиографический указатель всех сочинений и статей, касающихся губерний. На мою долю выпало составление Библиографии Москвы и Московской губернии, и я надеюсь, что по отпечатании этого труда значительно облегчатся предварительные работы по изучению какого-либо местного вопроса. Если некоторые труды гг. офицеров генерального штаба по статистическому описанию губерний не всегда выдерживали критику, не смотря на кажущуюся их полноту, то виною в том, по моему мнению, прежде всего недостаток в сколько-нибудь полных библиографических указателях по каждой губернии. Не смотря на очевидную пользу специальных библиотек и библиографических указателей, за это дело принялись далеко не везде.

Что касается до местных музеев, то хотя они устраиваются, но едва ли можно насчитать более 10 губерний. Самая мысль о пользе специальных губернских музеев до сих пор еще представляет спорный вопрос; многие находят, что устройство их – это излишняя забава для комитетов, не признают очевидной связи местных музеев с комитетами. М.П.Погодин, в своей вступительной речи при открытии Съезда, с достаточной ясностью указал уже на неразрывную связь, существующую между памятниками письменными и вещественными, которые, вместе взятые, составляют один общий, взаимно-дополняющий материал для истории. Эти же самые соображения руководили и мною, когда еще в 1861 г. я задумал устроить специальный губернский музей и библиотеку. Сочувствие и содействие частных лиц и уступка казенного помещения дает надежду, что окончательное осуществление подобных учреждений возможно и в Москве. Когда в нем сгруппированы будут в снимках, копиях, моделях или подлинниках предметы древности, картины, изображающие исторические события из жизни Москвы, где 1812 год займет одно из более обширных мест, когда все ремесленные и фабричные производства, которыми так изобилует Москва и Московская губерния, будут собраны в историческом порядке, когда в том же порядке будут собраны предметы домашнего быта москвичей, старинные и новейшие планы Москвы и уездных городов Московской губернии, когда в нем собраны будут портреты московских деятелей; тогда, смею думать, милостивые государи, что вопрос о пользе местных музеев едва ли будет спорным, по крайней мере для Москвы. Стремление к распределению предметов в музее в историческом порядке позволяет мне надеяться, что скромные труды нескольких лиц, собравшихся для осуществления этой мысли, найдут сочувствие и в среде гг. членов настоящего собрания, в среде которых есть представители от многих ученых обществ и учреждений, могущих оказать свое сочувствие не только словом, советом, но и делом.

28 марта 1869 г.

Источник: Труды I Археологического съезда. Т.I.- М.,1871.- c.124-129.