ГлавнаяMathom HouseРоссия...Кама от устья р. Белой до Заинска

Россия. Полное географическое описание нашего Отечества

Кама от устья р.Белой до Заинска

[с.527]

Мензелинский уезд занимает площадь в 11.640,6 кв. в. Большая часть его пространства занята серыми лесными суглинками и черноземом. По долине Камы развиты супеси и пойменные почвы. Леса составляют более 30% всей площади уезда. Население достигает 481 тыс. душ, т.е. по 41,8 жит. на кв. версту. Среди населения до 125 тыс. башкир, до 110 тыс. татар, свыше 15 тыс. тептярей и мещеряков, свыше 5 тыс. мордвы и более 4 тыс. чуваш. Главные занятия населения – земледелие и судовые работы на Каме и Белой.

Вер. в 20 ниже Кама и правым берегом выходит из пределов Сарапульского уезда и вступает в Елабужский у. Вятской губ.

Елабужский уезд занимает площадь в 7.419,6 кв. в. Почва в центре уезда состоит из серых лесных суглинков, а по краям – из дерновых суглинков и супесей. Леса занимают свыше 30% пространства. Население составляет 289,5 тыс. душ, т.е. по 39 жит. на кв. версту. Среди населения до 55 тыс. вотяков, свыше 40 тыс. татар, свыше 9 тыс. башкир, свыше 8 тыс. черемис и до 5 тыс. тептярей и мещеряков, остальные – русские. Главные занятия – земледелие и судовые промыслы на Каме.

Вер. в 15 от границы Сарапульского у. на правом берегу Камы лежит с.Пьяный Бор, одно из самых древних в этом крае. О Пьяном Боре (по татарски Пеньджар) рассказывают, что первые основатели его долго отыскивали место для поселения среди безводного бора, страдали жаждой и нашли упавшую борть, в которой скопилась дождевая вода; они напились ее, но так как вода смешалась в колоде с медом и сыто от долгого времени окрепло, то они [c.528] сделались пьяны; проспавшись, они дали тому бору прозвище Пьяный. По другому объяснению, сообщаемому Немировичем-Данченко, название села происходит от того, что «по всей здешней округе пьяная земляника растет» и будто бы «действительно от местной земляники чувствуется легкое опьянение, кружится голова и клонит ко сну». С Пьяным Бором связана еще одна легенда, которая гласит, что на горе, под которой стоит село, жила девица-богатырь, а другая такая же богатырская девица жила за Камой, на горе, которая находится близ татарской д.Кулюковой, на правом берегу р.Ика. Закамская гора доныне называется Кыз-Тау, т.е. «девичья гора»; она находится от Пьяного Бора верстах в 17. Эти две богатырши по утрам передавали друг другу гребень; имени девиц не сохранилось в памяти народной. Русское поселение образовалось здесь вероятно вскоре после покорения Казани. Известно, что в 1662 году, во время башкирских бунтов башкиры «воевали село Пьяный Бор и церковь Божию сожгли и утварь церковную и евангелие и крест и колокола и иную многую утварь». Hыне Пьяный Бор – большое, хотя и довольно бедное село; в нем есть волостное правление, училище, врачебный амбулаторный пункт, почтово-телеграфное отделение, ссудо-сберегательное товарищество и 24 торговых предприятия, с оборотом в 199 т.р. Жители занимаются кроме земледелия рыболовством. Во времена бурлачества село играло на Каме большую роль, так как здесь был «полпуток от Волги до Перми». Здесь бурлаки отдыхали и пили на радостях, что полпути сделано по Каме. В Пьяном Бору пассажиры, едущие с верховьев Камы на р.Белую, пересаживаются на бельские пароходы. Здесь же производится и перегрузка камских грузов на р.Белую. Пьяноборская пристань отправляет до 600 тыс. пуд. грузов, преимущественно хлебных. Близ села открыт могильник с находками древних вещей.

Вер. в 25 к с. Пьяного Бора лежит с.Чекалда, к которому Немирович-Данченко приурочивает одно народное предание. «Чекалдинский поп, чтобы больше свадеб было, распустил слух о намерении правительства брать в солдаты девок. Темный народ струсил и давай окручивать дочерей за кого попало. Браков была бездна». В действительности дело происходило несколько иначе. В «Столетии Вятской губернии» об этом говорится так: «летом (1871 года) между крестьянами Сарапульской волости распространился слух о наборе на крестьянских девиц. Слух этот, несмотря на всю его нелепость, скоро распространился в народе и произвел немалый переполох в местном женском населении. По расследованию полиции оказалось, что распространители этого слуха были местный сельский староста С-н и его писарь. Они, по показаниям крестьян, в двух селениях собирали сход и записывали семейства, имевшие взрослых девиц. С одной женщины просили взятку за то, чтобы не показывать ее взрослой девицы в составляемой ведомости. Набор на девиц, говорили староста и его писарь, делается, будто бы, потому, что за пленных где-то далеко, за несколько тысяч верст, требуется много девиц в замужество, вот для этого-то и положено сделать в России набор. Одна из женщин при дознании заявила, что она, боясь подобного переселения, единственную дочь свою после объявления набора выдала в замужество».

В 35 вер. к с.-з. от Пьяного Бора находится вотское с.Варзиятчи. В селе до 800 жит., волостное правление, почтовое отделение, больница на 30 кроватей, ветеринарный пункт и школа. При селе, на краю высокой террасы, на конце мыса находится городище, окруженное валом и рвом. При раскопке городища в нем найдены были железный ножик и черепки глиняной посуды. В 1½ вер. от села находится болото с серными источниками, которое у местных вотяков исстари считалось священным: в известное время, летом, они собирались здесь [с.529] для своих языческих молений и жертвоприношений. Место это (до 7 дес.) арендовано местным заводовладельцем П.К.Ушковым, который выстроил здесь больницу со всеми необходимыми и приспособленными для лечения сернистыми грязями и водой зданиями и в 1889 г. пожертвовал ее, вместе с местом, елабужскому уездному земству в память события 17 октября 1888 г. Эксплуатация варзиятчинских вод и грязей более или менее правильно начата с 1890 г. Варзиятчинский серный источник дает в сутки около 4.800 ведер воды. Физические свойства варзиятчинской минеральной воды таковы: в источнике она прозрачна, а после 1-1½ часового стояния в открытом сосуде начинает мутиться; запах от нее сероводородный, но не сильный, так как этого газа в свободном состоянии она содержит немного; вкус воды – с примесью вкуса попорченного яйца. Температура воды – 10° Р, довольно постоянная, удельный вес воды не измерялся. Варзиятчинская целебная грязь находится тут же при источнике на пространстве двух десятин и состоит из торфа, пропитанного разными сернистыми соединениями; она черного, с рыжеватым оттенком, а местами серого цвета. Вода и торф с 1872 г. были много раз химически исследованы, причем оказалось, что воды по их целебному свойству не уступают даже пятигорским. Анализ, произведенный в январе 1889 г. в лаборатории технологического института в Петербурге, показал, что в 1.000 частях минеральной воды содержится: 0,0017 хлористого калия, 0,0930 сернокислой магнезии, 0,2164 сернокислой извести, 0,0590 углекислой извести, 0,0024 сернистого калия, 0,0504 сернокислого натрия, 0,1618 углекислоты, 0,1250 кремневой кислоты и следы глинозема, железа, марганца, йода, аммиака, фосфорной и азотной кислоты и свободного сероводорода. В 100 частях минеральной грязи оказалось твердых остатков 12,310, из них органических веществ 6,610, углекислой извести 4,006 и различных серных и сернокислых соединений почти 0,2, сероводорода 0,198. Терапевтическое действие варзиятчинских вод и грязей заключается в изменении питания в больном организме и в улучшении деятельности выделительных органов, производящих в организме усиленный обмен веществ, который очень желателен для успешного лечения многих хронических болезней. Благотворное действие варзиятчинские целебные ванны оказывают в хронических формах ревматизма и золотухи, а также при параличе, сифилисе, некоторых нервных, кожных и женских болезнях, спинной сухотке и др. При варзиятчинских серных грязях находится небольшое здание, вполне приспособленное к специальному лечению серными грязевыми ваннами в небольших размерах; в нем пять отдельных кабинетов, с двумя ваннами каждый для платной публики и два отделения бесплатных, с тремя ваннами каждое. Лечебный сезон открывается обыкновенно в первых числах июня. Для помещения платной публики есть особое здание с шестью номерами (на 28 человек). Обстановка очень простая. Номер стоит 50 коп. в сутки. Стол из трех блюд 15-18 руб., из двух – 12 руб. и из одного – 6 руб. в месяц. Можно найти квартиру и в селе у вотяков, но безо всяких удобств. Бесплатные больные (крестьяне Елабужского уезда) помещаются в общую земскую больницу. Ванна из серной воды стоит 40 коп., общая ванна грязевая-разводная 50 коп., полуванна или детская – 30 коп., ванна из морской соли – 65 коп.

В 20 вер. к ю. от Пьяного Бора, за Камой, при р.Мензеле и ручьях Кучанке и Скородумке расположен уездный город Уфимской губ. Мензелинск. «Мензеля» – слово арабское, значит – становище, место поселения. Местность г.Мензелинска, сколько можно судить по сохранившимся памятникам, была заселена и в древности. Близ города, на берегу р.Ика есть так называемая Крестовая гора с остатками укреплений, заросших вековыми деревьями. В разных местах уезда попадаются могильные камни эпохи существования Булгарского царства; татарские летописи также свидетельствуют, что булгары простирали свое влияние до здешних пределов. Русские, утвердившись в Казани и наложив ясак на башкир, спустя немного лет после основания Уфы, именно около 1584-1586 г., заложили здесь острожек, служивший самым восточным пунктом старой Закамской черты или укрепленной линии, ограждавшей Казанскую область со стороны степи от нападения кочевых инородцев ее. Первыми поселенцами были 100 конных стрельцов. Первоначально был так называемый «Старый» острог. В нем было пять башен, из которых четыре были глухие наугольные, а одна с проезжими воротами и вышкой. Затем к нему был примкнут Новый Мензелинский острог. Он тоже стоял на р. Мензеле и построен был выше старого: здесь, на реке, на довольно значительном [с.530] пространстве (более 100 саж.) устроена была насыпь и отчасти по ней установлен был острог с башней и выводами в разных местах. Новый острог по пространству своему был самым обширным укреплением на Закамской черте: кривая линия, охватывавшая этот острог, равнялась 1.026 саж. В нем находились две башни проезжие с вышками, несколько наугольных глухих башен и несколько выводов с башнями. Вооружение острога состояло из «двух медных пищалей в станке на колесах и десяти затинных пищалей, для которых принесено пороху и ядер». Мензелинский острог имел перед другими подобными острожками еще то преимущество, что, кроме искусственных укреплений, он был сильно защищаем довольно значительной рч. Мензелой и обрывистыми берегами ручьев Кучанки и Скородумки. Этому крепкому положению Мензелинск обязан тем, что он был в состоянии выдерживать все нападения ногайцев, калмыков и особенно башкир во время неоднократных их бунтов. Так в 1645 г. большая парта ногайцев и калмыков, ограбив берега Ика, ничего не могла сделать Мензелинску. Обращая особенное внимание на усиление этого важного военного пункта, царь Алексей Михайлович в 1655 г. переселил сюда «на вечное житье» в качестве служилых людей 124 семейства смоленских шляхтичей, которые до того времени, на основании универсалов королей польских, отправляли крепостные службы в смоленском замке. Шляхтичам вместо жалованья даны были обширные земли. Привычные к воинской службе, шляхтичи принесли много пользы Мензелинску во время вскоре начавшегося продолжительного сеитовского бунта. Башкиры, соединившись с калмыками и киргизами, грабили в окрестностях Закамской черты, пытаясь проникнуть за нее. В 1663 г. попытки их не имели никакого успеха, но в 1676 г. они действовали значительно удачнее. Соединившись неожиданно с киргиз-кайсаками, калмыками владения хана Аюки, кочевавшего в приволжских степях, и с прочими инородцами, под предводительством Сеита они напали на Закамскую линию и, разорив города, крепости и опустошив селения, подступили к Мензелинску. Местное предание утверждает, что жители крепко отсиживались в острожке, с мужественной неустрашимостью отражали отчаянные приступы бунтовщиков и делали смелые вылазки. Узнав, что на выручку к ним пришел отряд в 500 человек яицких казаков, мензелинцы решились сделать новую вылазку и даже напасть на осаждающих. С этой целью они ночью сняли с укреплений пушки и заменили их печными деревянными трубами, вместо же канониров поставили одетых в мужское платье женщин, а сами со снятыми пушками, под прикрытием возов сена двинулись к неприятельскому стану. Осаждавшие, не подозревая хитрости, подпустили мензелинцев близко к себе. Тогда, раздвинув возы сена, мензелинцы открыли пушечную пальбу; одновременно вышли из засады казаки и, по обыкновению, со страшным гиком напали с другой стороны. Внезапность так поразила неприятелей, что они, несмотря на свою многочисленность, потерпели страшное поражение и бежали, оставив мужественным защитникам Мензелинска в добычу свой стан со всем награбленным имуществом. Этот подвиг доставил мензелинцам не только уважение от мятежников, но навел на них панический страх, так что они самое название Мензелинска (Мензелам, т.е. «я плачу») применили потом к своей погибели, не надеясь более уже никогда одержать над ними победы. Место битвы носит по настоящее время название «Киргизской горы» от погибели предводителей киргизов, а лес, где скрывались казаки, – «Казачьей Луки». В награду за этот подвиг царской грамотой 9 сентября 1683 г. было предоставлено шляхтичам право не только пользоваться отведенными им землями, но и закладывать их, продавать и отдавать в приданое. Мензелинск в это время именовался уже пригородом и из сохранившегося наказа 1697 г. казанским воеводам об управлении областью можно заключить о благосостоянии его. В акте этом количество доходов с Мензелинска исчислено в 119 р. 40½ коп. Эти данные показывают, что Мензелинск тогда был уже значительной населенной местностью не только в военном, но и в гражданском отношении. Управлявшийся в XVII в. отдельными воеводами, Мензелинск, подобно Уфе, был центром, около которого сосредоточивались поселения служилых людей, положивших основание многим дворянским фамилиям нынешнего Мензелинского уезда и соседних с ним местностей. Мензелинск счастливо выдерживал нападения бунтовавших башкир и в 1708 и 1735 гг. Несмотря на то, что в эту пору начато было перенесете укрепленной линии на Яик и Самару, Мензелинск укрепили еще более и назначили главной квартирой башкирской комиссии, имевшей целью усмирение мятежа и разбор причин, [с.531] его произведших. Дeйcтвия комиссии продолжались до 1741 г. и в течение этого периода Мензелинск был свидетелем многих казней, совершившихся над бунтовщиками. С этого же времени Мензелинск начал состоять в заведовании двух губерний: по делам гражданским он ведался в Казани, а в военном отношении подчинен был Оренбургу. Татищев делал представление об открытии в Мензелинске особой провинции, но предложение его осталось без утверждения, а велено было только сочинить подробную ландкарту окружающей местности. В половине XVIII в. в Мензелинске было уже до 700 дворов и две церкви: одна во имя св. апостолов Петра и Павла, а другая во имя Смоленской Божией Матери. Во время пугачевского бунта мензелинцы по-прежнему храбро отстояли свой городок и отразили все враждебные против него действия; в воспоминание этого события ежегодно в мае месяце приносится в Мензелинск из г.Елабуги Вятской губ. нерукотворенный образ Спасителя. При разделении России на губернии в 1708 г. пригород Мензелинск был приписан к Казани. В 1719 г. в расписании губерний на провинции он был показан в Уфимской провинции Казанской губ. В 1736 г. было велено построить в Мензелинске крепость. В 1744 г. Мензелинск был присоединен, в составе Уфимской провинции, к Оренбургской губ., в 1781 г. назначен уездным городом Уфимского наместничества, в 1804 г. оставлен уездным городом Оренбургской губ. и наконец в 1865 г. – Уфимской. В настоящее время в городе 6 церквей и женский Ильинский монастырь. Монастырь возник около 1837 г. и первоначально назывался общиной сестер милосердия, а в 1860 г. возведен в 3-й класс. Монахинь в монастыре 26 и послушниц 79. Монастырь имеет 560 дес. земли. Жителей в городе числилось по переписи 1897 г. 7.542. Есть женская гимназия, городское четырехклассное училище, земская больница на 60 кроватей, аптека, музей, городской общественный банк, городской ломбард, дом трудолюбия, общество пособия бедным, попечительство о детских яслях, отдел Российского общества покровительства животным, отдел Российского общества спасения на водах, общество потребителей, типография, пиво-медоваренный и картофельно-паточный заводы. В торговом отношении Мензелинск занимает видное место не только в своей губернии, но и во всей России. Значение Мензелинска, как торгового города, сосредоточивается на ярмарке, бывающей с 26 декабря по 11 января. По своим оборотам эта ярмарка является одной из важных в России и служит местом обмена европейских товаров на азиатские. Главными ярмарочными товарами являются хлопчато-бумажные изделия, шелк, чай, кубовая краска, кожи, меха и лошади, причем самые большие обороты бывают с хлопчато-бумажными изделиями московских, лодзинских и других мануфактуристов; за этими товарами по величине оборота идут кожевенные и др. Общий оборот по продаже товаров достигает 2 милл. руб. Ярмарка падает. В начале 80-х годов XIX в. на ней продавалось товаров на сумму до 10 милл. руб.

Вер. в 30 ниже Пьяного Бора в Каму с левой стороны впадает р.Ик, орошающая Уфимскую и Самарскую губ.

Длина течения реки 436 вер., ширина 20-45 саж. В среднем и нижнем течении Ик мог бы быть в известное время судоходной рекой, к чему в прежнее время и делали попытки, но оставили их, вследствие крайней извилистости реки и многочисленных мелей; теперь же сила течения реки служит только для работы мельниц. В верховьях Ика, в крутых его береговых возвышенностях, состоящих из гипса, нередко встречаются пещеры. С рекой связано много легенд, записанных Немировичем-Данченко. «Сказывают, есть такие места, которые Ермаком закляты. Туда он свои клады хоронил. По преданию, он здесь от царских приставов долго хоронился. Но только и ему поперек горла подошло. Устье-то воевода как-то занял и давай вверх на него тучей надвигаться. В берега не уйдешь, ишь крутоярье какое!.. Ничего тут не поделаешь. Думал сначала Ермак бой принять, да силы у него не хватило. Выплыл он с лодкой своей посередь реки и взял с собой только одну любимую царевну татарскую – Алмаз. Выплыл это он и крикнул: «ах ты гой еси, река Ик могучая, кланяюсь я тебе всем добром моим: серебром, золотом, камением самоцветным, товаром дорогим». И побросал в реку всю казну свою. Замутилась река, приняла Ермаково добро... Тогда взял меч свой булатный, напоследок царевну Алмаз поцеловал в уста сахарны, да как полоснет – так на смерть прямо... Взял он это ее, голубушку, и в воду! Бултых!.. Опосля он давай молить реку Ик, чтобы вызволила его из лихой беды, [с.532] спасла от конца неминучего. Ну, река Ик богатыря послухала... Не успел он еще в свое становье вернуться, как поднялась непогода, взбушевал Ик и потопил царские суда с приставами и с московскою дружиною. С таё самое поры Ик и помутнела. Омутами ее всю затянуло, потому что она в этих омутах казну Ермакову хранит. Потом река Ик свои клады отдаст старцу, который по старой вере живет. Старец святой такой объявится. Когда перестанут старую веру гнать и по всей Москве будет нашим вольно молиться и в свои била звонить, тогда придет сюда старец благочестивого жития и станет здесь большой скит на Ик-реке ставить... Построит келии, амбары всякие, пристани, а на храм Божий казны у него не хватит. Ну, он тогда возьмет лодку, выедет посередь реки, как Ермак, и взмолится Ику, чтобы тот ему свою казну схороненную отдал. Река и отдаст казну. И станут в месте этом и день и ночь панафидки по Ермаку служить и по татарской царевне Алмаз, убиенной Тимофеичем, молиться... И воздвигнется тут храм, и будет ему всякая слава и честь и великолепие»...

Против впадения Ика в Каму, на противоположном правом берегу расположено с.Икское Устье. Село основано при Екатерине II костромскими выходцами. Ныне в селе более 1.000 жит., главными занятиями которых, кроме земледелия, служат рыбная ловля, красильное ремесло и торговля. Богатейшие елабужские купцы вышли из среды предприимчивых жителей Икского Устья. В селе собираются еженедельные базары. Близ села находится песчаная гора, песок которой в смешении с глиной дает хороший огнеупорный кирпич. С пристани на р.Каме отправляется до 400 тыс. пуд. грузов, главным образом хлеба.

В 62 вер. к с.-з. от Икского Устья, при р.Ныше находится большое торговое с.Бусурман-Можга, в котором есть волостное правление, больница, школа, библиотека-читальня, почтово-телеграфное отделение и Ольгинский детский приют трудолюбия, в котором призревается 50 человек детей обоего пола; при приюте имеются училище, сельскохозяйственная ферма и пять мастерских. В 8 вер. от Можги находится Сюгинский стекольный завод товарищества С.А.Сырневой и С.А.Шишкова. Основан завод елабужским купцом Черновым в 1845 г., а от него перешел к помещику А.Е.Лебедеву, дочери которого С.А.Сырневой в компании с С.А.Шишковым заводская дача (7.000 дес.) и самый завод принадлежат и в настоящее время. Главные предметы производства – листовое оконное стекло в количестве от 6 до 7 тыс. ящиков на сумму от 120 до 150 тыс. р. и разные бутылки от 2 до 2¾ милл. на сумму от 100 до 140 тыс. р. Всех стекловарительных главных печей в заводе пять, разводных две и вспомогательных до 40. Из них постоянно действующих главных стекловарительных три, разводных две и около 28 вспомогательных. Постоянных рабочих на заводе 300; кроме того 35 окрестных деревень работают по заготовке дров и других материалов, занимаются перевозкой товаров и т.п. Завод представляет поселок, стоящий на земле владельцев завода и всецело им принадлежащий; он состоит из 68 жилых домов, 9 главных заводских корпусов, 17 вспомогательных заводских зданий, церкви-школы, аптеки и главной конторы. Жителей 1.367; главный состав их – бывшие крепостные Лебедева и около 12% пришлых из средних губерний. Рабочие все размещены усадебным порядком, причем у каждого имеется отдельная квартира со всеми службами, двором, огородом, лугами и иными хозяйственными удобствами. При заводе имеется церковь-школа со 150 учащихся, двумя учительницами, законоучителем, учителем пения и хором певчих; есть приемный покой с фельдшером и повивальной бабкой под наблюдением врача, библиотека-читальная и временное помещение (на фабрике) для театра, где дается 5-10 представлений в год.

Вер. в 15 ниже Икского Устья, на правом, высоком берегу Камы расположено большое торговое с.Тихие Горы с почтово-телеграфным отделением и пристанью на Каме, на которой грузится до 1.300 тыс. пуд. и выгружается до 5½ милл. пуд. разных грузов, преимущественно для ушковских заводов. В селе 18 торговых предприятий, с оборотом в 79 т.р.

[с.533]

Близ Тихих Гор находится с.Бондюг, при котором расположен химический завод товарищества химических заводов «П.К.Ушков и Ко». Завод существует с 1869 г. и производит медный и железный купорос, глинозем и квасцы, белильную известь, мумию, едкий натр, масло купоросное, соляную и азотную кислоты. На заводе до 1.000 постоянных рабочих. Производство достигает 2 милл. руб. Вер. в 15 к с. от Тихих Гор находится другой завод (медно-рудный) того же товарищества химических заводов «П.K.Ушков и Ко» Кокшанский. Завод существует с 1850 г. и выплавляет штыковой меди до 20 тыс. пуд. Сумма производства достигает 750 т.р. При Кокшанском заводе расположено имение Ушкова, в котором применяются улучшенные орудия и семена, заведены травосеяние, посев кормовой свеклы и моркови, удобрение костями, обработка по способу Энгельгардта, мелиорация лугов, лесоразведение, улучшенный рогатый скот (производители альгаузской породы) и свиньи беркширской породы.

За Тихими Горами Кама суживается; правый берег достигает наибольшей высоты и береговые возвышенности почти до самых Челнов носят название Тихих Гор. Местность эта, одна из красивейших на Каме, воспроизведена на полотне многими художниками. Здесь действительно есть чем залюбоваться: очень высокий, полуобрывистый берег, внизу полукаменистый, со слоями сланца и глины, сразу переходит в зеленеющий скат, покрытый стройными, высокими пихтами, кленами и соснами, которые вперемежку с другими древесными породами поднимаются почти амфитеатром, образуя множество выступов, холмиков и площадок с роскошной зеленью.

В 20 вер. ниже с.Тихих Гор на левом берегу Камы по пологому скату расположено большое торговое с.Бережные Челны с примыкающим к нему селом Мысовыми Челнами. Село – одно из древнейших в этом крае. Оно основано в начале XVII в. общиной крестьян – выходцев из дворцового села (ныне города) Елабуги на свободной, т.е. на государевой земле и называлось Чалны. В качестве передового поста русской колонизации закамских земель село подвергалось большой опасности нападения кочевников. Ближайшим к селу острожком был Мензелинский, находившийся в расстоянии десятков верст; поэтому правительство распорядилось в 1650 г. построить здесь городок. Город воздвигнут был при впадении р.Чалны в Каму и имел 100 саж. в длину и 60 саж. в ширину; стоял он на горе, окружен был со всех сторон тарасным валом и сверх того с двух сторон, обращенных к земле, рвом, около которого вбиты были надолбы; кругом города по рву выстроены были шесть башен, из которых четыре угловые были глухие, а две в середине с проезжими воротами и образами над воротами. От этих образов ворота назывались – одни Спасскими, а другие Архангельскими. В том же году поручено было «в новом Чалнинском городке устроить 100 человек конных белопашенных казаков», которым «велено дать жалованья денег на дворовое строение по осьму рублев человеку, да на семена хлеба по три четверти ржи, по пяти четвертей овса человеку, да им же дано земли на пашню по 20 четвертей и сенных покосов против мензелинских белопашенных стрельцов»; впоследствии каждому из них дано было по 5 дес. сенокоса или же по 100 копен. Поселены они были двумя слободами: одна – на берегу Камы, другая – на берегу Чалны. Как постройка города, так и водворение в нем казаков сделано было собственно для обереганья от прихода калмыцких [с.534] и нагайских воинских людей. В городе находились шесть ратинных пищалей, дубовый с выходом погреб, где хранился порох, амбар, в котором хранилось «стрелецкое знамя дороги зеленыя, на нем вышит крест дороги алыя»; была изба тюремная, изба караульная у Спасских ворот, да в городе же на карауле попеременно стояли пять человек белопашенных казаков или стрельцов, которые жили за городом. Всем белопашенным казакам было дано сто ручных пищалей. Пахотная земля отведена была им та, что принадлежала крестьянам с.Чалны, в количестве 2.000 четвертей в каждом из трех полей; сенные покосы им отвели по р.Шильне и в других ближайших местах на 10.040 копен. Потом, когда в городке была построена церковь, село стало называться «Мыс», потому что Чалнами стал называться новый городок. В конце 1670-х годов по описи в с.Чалнах находилось 143 крестьянских двора, на которых и рассчитана была вся значительная сумма окладных и неокладных сборов и натуральных повинностей. Между тем здешняя местность вместе с селом подверглась в 1682 г. нападению башкир, после ухода которых 85 дворовых мест остались пустыми, так как владельцев их «изменники башкирцы и татары порубили и в полон взяли с женами и детьми, а иные от них изменников в Каме реке потонули с женами и детьми, а дворы их выжгли башкирцы». В 1774 г. около с.Челнов отправленный в погоню за пугачевцами полковник Обернибесов имел столкновение с пугачевскими шайками, причем несколько лодок с мятежниками было потоплено и три барки захвачены. Ныне Челны – большое торговое село, с хорошими постройками, в числе которых есть и каменные, с массой обширных амбаров на берегу Камы, и по внешнему виду напоминает небольшой городок. В нем более 3 тыс. жит., две церкви, волостное правление, почтово-телеграфная контора, низшая лесная школа и несколько начальных училищ, механический якорно-котельный завод, несколько зерносушилок, 81 торговое предприятие, с оборотом в 2.231 т.р., еженедельные базары и две ярмарки в году. Главная торговля – хлебом. В урожайные годы Челнинская пристань отпускает до 10 милл. грузов, преимущественно хлебных. Около Челнов есть большой затон, где зимуют множество судов и камские пароходы с баржами.

От Челнов по берегу Камы идет верст на 8 гора Мыс, возвышающаяся местами до 400 саж. над уровнем воды в Каме, и здесь есть остатки городищ. Одно из них, близ устья рч.Челны, состоит из круглого вала с двумя выходами, окружностью до 104 саж., в вышину 1½-2 аршина.

В 40 вер. от пристани Челнов, при д.Языкове находится имение торгового дома «Григория Стахеева сыновья» (4.155½ дес). В имении заведены полеводство, организованное лесное хозяйство и скотоводство (конный завод выездных лошадей, крупный рогатый скот, овцы и свиньи), а также технические производства – винокуренный завод, кирпичный завод и три водяные мельницы.

Вер. в 45 к ю. от Челнов, на правом, возвышенном берегу р.Степного Зая расположен пригород Заинск. Основание пригорода относится к половине XVII в., когда проводилась Старая Закамская Линия, шедшая от Кичуевского острога через Заинск к Мензелинску. Укрепление Заинска стояло на высоком месте и находилось в расстоянии 279 саж. от моста на р.Зае. Город Заинск не был вновь построен, а «переведен с Камы реки из [с.535] села Чалнов». Заинск, как сказано в описи Закамской линии, «был рублен тарасами» и в нем шесть башен, из которых две с проезжими воротами, а четыре наугольные глухие; «башни и город рублены в сосновом лесу и крыты – башни тесом, а город драницами». Вооружение в Заинске было то, которое прежде было в Чалнах: тоже шесть затинных пищалей вместе с дорогильным (из шелковой клетчатой ткани) знаменем; вероятно, что и общественные здания здесь находились те же, что и в Чалнах. В Заинске не упоминается о рве вне города (должно быть его не было), а говорится лишь о слободах около города, которые защищены были двойными надолбами, расположенными на пространстве 762 саж. «круг города и слобод». Для заселения Заинска были назначены чалнинские стрельцы в числе ста человек, к которым присоединены были смоленские иноземцы и казаки в числе 81. Относительно предоставления заинским служилым людям земли и угодий сказано лишь следующее: «земли им отведено под дворы, под огороды, под гумно и пашни, и сенных покосов по государеву указу против иных городков служилых людей». От моста, что против города Заинска, на пространстве трех верст было болото, покрытое ельником, берез-няком и осинником, прерываемое иногда сухими местами; вследствие этого здесь устроены были по болоту засеки, а по сухим местам надолбы. От горы, у которой поставлен был Заинск, на расстоянии 12 с лишком верст тянулся черный лес «до переполянья»; поэтому на указанном пространстве была устроена обыкновенная засека. На «переполянье» сооружен был тарасный вал на пространстве 1 версты 273 саж. Несмотря на незначительное пространство поляны, на ней мы встречаемся с особенным укреплением, которое вероятно воздвигнуто было здесь в виду огромного пространства черного леса, который после этого тянулся на 54 версты слишком. Кроме того, по обыкновению, со стороны поля в расстоянии двух саженей от этого укрепления был выкопан ров, через который перекинут был мост; здесь же, в одном месте, против тарасов вместо рва «поставлено двойных надолбов 28 сажен». По всему лесу на огромном расстоянии устроена была от 30 до 50 саж. ширины засека, до небольшой поляны, вдоль которой по обыкновению сделан был тарасный вал с городком; далее начинался «перелесок» с засекой и затем дуброва с тарасным валом и выводом со стороны поля. Здесь опять на расстоянии 14 слишком верст тянулся лес; поэтому в нем устроена была обыкновенная засека, которая на малом пространстве прерывалась тарасным валом и рвом, а потом на расстоянии семи слишком верст снова шел черный лес, через который устроена была засека, упиравшаяся уже в р.Ик. Через последний лес проходила Мензелинская дорога в расстоянии четырех верст от Мензелинского острога, и на ней построена была проезжая башня с караульной вышкой наверху. От города Заинска до самого Мензелинского острога черта шла почти параллельно р.Каме. При посещении Заинска Рычковым в 1769 г. в нем было до 400 домов, церковь и несколько лавок. Ныне в пригороде более 2.000 жителей, волостное правление, 25 торговых предприятий, с оборотом в 387 т.р., еженедельные базары и ярмарка.