ГлавнаяMathom HouseРоссия...г. Вятка (1)

Россия. Полное географическое описание нашего Отечества

г. Вятка
(страница 1)

[с.553]

«Нет ничего в русской истории темнее судьбы Вятки и земли ее», говорит Костомаров. Первое достоверное свидетельство о Вятке относится к 1374 г. В Воскресенской летописи сообщается: «идоша на низ рекою Вяткою ушкунцы разбойницы, 90 ушкуев, и пограбиша Вятку и шедше взяша Болгары..., а сами поидоша к Вятке на конех». Более же подробные известия о Вятке и земле Вятской начинаются только с конца XV в., именно с момента подчинения Вятской страны власти московского великого князя (в 1489 г.). Впрочем, пока пользовался авторитетом вполне достоверного исторического источника «Хлыновский летописец или повесть о стране Вятской», историю Вятки начинали с XII в. Согласно с повестью обыкновенно утверждали, что в XII в. вотяки или чудь жили по р.р.Вятке и Чепце, обладали многими землями и угодьями, а жилища их, в виду опасения «находу Руси», были окружены рвами, а на реке Вятке, в 5 в. ниже впадения в нее Чепцы, на высокой, прекрасной горе был у них устроен город, называемый Болванским. После 1174 г. по Волге, Каме, Чусовой и верховьям Чепцы явились в вотяцкие жилища новгородцы «самовластцы», покорили вотяков, живших по р.Чепце и взяли приступом их город (нынешнее село Никулицыно). Услышав о блестящем успехе своих товарищей, вторая половина новгородцев, засевшая в низовьях Камы, решила также испробовать свои силы в завоевании. Эти новгородцы избрали путь ближайший и более удобный. Они вступили в устье Вятки и, дойдя до черемисского города Кокшароеа, начали штурмовать его, после предварительной молитвы угодникам Божиим Борису и Глебу. Угодники Божии напустили на черемису видение: черемисам, как они после рассказывали, показалось, что вместо горсти русских на них напало многочисленное войско. Устрашенные многочисленностью русской рати, черемисы на другой же день разбежались врассыпную. Оставшееся в городе отворили ворота победителям. Взятый город Кокшаров новгородцы переименовали в Котельнич. Восстановив через р.Вятку сношение между собой, обе половины завоевателей решили построить на случай «нашествия супостат [с.554] иноверцев чуди и вотяков, черемисов и иных народов» общий, как бы уже областной город. Выбор места этого города пал на красивое место на высокой гор, обильное истекающими из горы источниками и стоявшее при устье р.Хлыновицы, впадающей в р.Вятку. По летописи, сам Бог благословил этот Выборг места, ибо совершилось следующее чудо. Заготовленные несколько выше по Вятке лесные материалы в одно утро сами, безо всякого содействия рабочих приплыли к избранному месту города. Однако рассказ этот следует признать вымыслом позднейшего вятского летописца или, в лучшем случае, народной легендой: Кама тогда находилась во власти булгар и почти в самом устье Камы была их столица; нельзя допустить, чтобы горсти новгородских ушкуйников удалось в центре булгарских владений построить свой город. Кроме того и другие, подлинно древние летописи не подтверждают этого рассказа: до 1374 г., т.е. целых два столетия нигде не упоминается о русских поселениях на р.Вятке. Гораздо естественнее предположить, что русская колонизация шла сюда не с устьев Камы или Вятки, а с севера – из Устюга и с Северной Двины, по торной тогда дороге – по р.р.Югу, Моломе и Вятке и основание Вятки могло состояться не ранее XIV в. Построив город, новгородцы не знали, как его назвать. Летописец рассказывает, что как раз в это время над речкой пролетала птица, которая и прокричала «хлы, хлы, хлы!» По этому крику они назвали речку Хлыновицей, а город – Хлыновом (Официально Хлынов стал называться Вяткой только с 1780 г.). В городе устроена была первая церковь во имя Воздвижения Креста Господня. Жители Хлынова, начавшие с тех пор прозываться вятчанами, по имени р.Вятки, дают обет каждогодне 24 июля, в день взятия первого вотяцкого города, приносить из Никулицына икону Бориса и Глеба. Областной город, помимо красоты местоположения, был удобен и в стратегическом отношении. Он стоял на высокой, крутой горе, у подножия которой с востока протекает р. Вятка; с северо-запада же опоясывал его глубокий природный овраг. Вместо городских стен жители стали ставить дома плотно один к другому, задними стенами на внешнюю сторону. Такой крепости на первый раз достаточно было против туземцев. Потом, когда город наполнился русскими, приходящими сюда из Устюга Великого, с берегов Двины и из разных городов, выкопан был с незащищенной природою стороны глубокий овраг, а позднее и острог, с башнями и валами. И «новгородцы распространишася и начаша жити по всей Вятской стране». Мало по малу стали возникать кругом Хлынова разные поселения – погосты и села, так что образовался уезд. Первоначальными поселенцами города был всякий сброд: бездомные повольники, ушкуйники, бежавшие рабы (Вятка издавна служила asilum servorum jugitivorum, как выражается про нее Герберштейн), всякого рода шестники и бродники, у которых на родине были руки связаны, здесь же они на простор могли вольничать и творить, что угодно. В Вятке, так же как и в Новгороде, всем управляло вече; только в Вятке никогда не было князя: здесь было чистое народоправство. Вятка энергично отстаивала свою независимость и самостоятельность, как от набегов окрестных инородцев, так и от всех притязаний Новгорода, смотревшего на Хлынов, как на свой пригород, а также и от князей московских, видевших в Хлынове свою вотчину. В 1379 г. они ходили ратью на Арскую землю и избили там разбойников-ушкуйников. В 1391 г. татарский царевич Бекбут, по повелению хана Тохтамыша, напал с ордой на Хлынов. По уходе татар новгородцы вместе с устюжанами сделали нападение на принадлежавшие татарам булгарские города Казань и Жукотин и разорили их. Cледcтвиeм этого было новое нападение на Хлынов со стороны татар. Вятская земля на некоторое время стала татарской данницей и в ней начали селиться татарские поселенцы. Подстрекаемые татарами хлыновцы грабили прежних своих союзников – устюжан и двинских новгородцев, нанимались в войска воюющих князей и разоряли окраины Московского княжества. «Малочисленный народ Вятки,- говорит Карамзин,- управляемый законами демократии, сделался ужасен своими дерзкими разбоями, не щадя и самых единоплеменников, за что и стяжал себе не особенно почетное название – «хлыновские воры» ». В виду этого московские князья стали делать попытки подчинить Вятку, но хлыновцы всеми силами отстаивали свою независимость. Посылаемых на Вятку с ратью московских [с.555] воевод вятчане старались подкупить добрыми «поминками», давая в то же время крестное целование быть на всей воле московских князей, но это крестное целование им было нипочем: они не раз ему изменяли. Московский митрополит Иона в своем послании к вятчанам в 1452 г. напоминает им о шести крестных целованиях, которые они давали великому князю в небольшой промежуток времени. Василий I в 1425 г. послал войско под предводительством Симеона Ряполовского, но последний не мог взять Хлынова. В 1456 г. Василий II отправил войско под начальством Ряполовского и Горбатого, но они, подкупленные вятчанами, вернулись обратно. На следующий год московский князь послал новое войско, с князем Патрикеевым во главе, которое и взяло Орлов и Котельнич. Вятка покорилась и признала над собой власть великого князя, но это признание было только на словах: она продолжала управляться по прежнему сама собою. В 1468 г. вятчане даже заключили союз с казанским царем Ибрагимом и не захотели помочь великому князю в войне с татарами, но вскоре отказались от этого союза и в 1471 г. в большом числе осаждали Новгород вместе с московскими войсками. Подчинив Новгород, Иван III решил покончить и с Вяткой. В 1486 г. хлыновцы, в силу своей давнишней вражды с Устюгом, напали на этот город и ограбили его. Это дало повод великому князю укорять их в разбойничестве, а когда затем они прогнали от себя его наместника, он стал требовать от них полного подчинения. С этою целью великий князь двинул в 1489 г. против Вятки сильное войско, состоявшее из 64 тысяч. Предводителями назначены были князь Данило Щеня и Григорий Морозов. Московское войско составлено было преимущественно из северных соседей вятчан (именно устюжан, двинян, волгожан и пр.). Все эти соседи немало уже терпели от набегов и разорения вятчан и охотно шли против них с желанием отомстить своим известным недругам. Иван III, имевший уже некоторую власть над Казанью, приказал царю казанскому Махмет-Амину прислать вспомогательное войско. По этому требованию 700 казанских татар, предводимых Ураком, явились 2 августа и соединились под Котельничем с московскими воеводами. Страшная московская сила опустошительной грозой прошла по Вятской земле. Город Котельнич первый испытал эту грозу. 16 августа московская сила появилась под Хлыновом. Сопротивляться было невозможно. Вятчане попробовали прибегнуть к прежнему средству – подкупить воевод и заискать их милость. С этой целью они выслали воеводам хорошие поминки. Воеводы эти поминки приняли, но дали хлыновцам опас только до другого дня. На другой день старшины Вятки вышли из города, поклонились воеводам и сказали: «Покоряемся на всей воле великого князя и дань и службу даем». Воеводы отвечали: «целуйте крест за великого князя (т.е. давайте ему присягу на подданство) и выдайте трех ваших изменников и крамольников». А этими крамольниками, поддерживавшими смуту в народе и убеждавшими вятчан к непокорности князьям московским, были следующие лица: Иван Онихиев, Пахомий Лазарев и Пашка Богодайщиков. Вятчане сказали на это: «дайте нам сроку до завтра». «Даем»,- отвечали воеводы и отпустили их. Прошло три дня. Вятчане послали категорический отказ. Тогда воины принялись, по указу воевод, за дело. Деревянные жилища вятчан легко было сокрушить огнем. Орудия для взятия города были уже наготове: в этом особенно поусердствовали раздраженные соседи вятчан. Каждые пятьдесят ратников тащили уже по двухсаженному плетню, другие несли смолу и бересту. Взобравшись на высокие плетни, они начали через стены города бросать огненные предметы. Вятка загорелась. Поневоле пришлось уступить. Вятчане отворили ворота, ударили челом и выдали трех требуемых крамольников, отстаивавших вольность вятскую. Воеводы приказали их заковать в цепи и отдать под наблюдение устюжан. С Вяткой было поступлено, как раньше с Новгородом: большая часть ее жителей была выселена в московские города, а вместо них поселены жители московских городов; главные «крамольники» казнены. 1 сентября повезли пленное население Вятки в московские пределы. Великий князь велел их расселить в Боровске, Алексине и Кременце, где им были даны усадьбы и земли, торговых же людей поселили в Дмитрове. Часть вятчан была поселена даже в подмосковной слободе. Нынешнее московское урочище Хлыново свидетельствует об этом поселении. Вятских коноводов привезли в Москву и расправились с ними жестоко: их было приказано высечь сначала кнутом. а потом повесить. Вместе с пленными воеводы захватили и арских, т.е. вятских князей. Но Иван III, взяв от них обещание хранить верность ему, отпустил их [с.556] домой с миром. Так пала Вятка, как самостоятельная область. Новое население Вятки, сменившее прежнее, писалось верными слугами великому князю московскому. Оно следовало иному уже строю и положило начало прочной гражданственности. Ближайшее управление Вятской областью принадлежало воеводам, присылаемым из Москвы. В церковном отношении Вятка хотя и включена была в 1553 г. в состав казанской епархии, но благодаря отдаленности от Казани и почти совершенному отсутствию путей сообщения подчинение это ничем не выражалось: до самого учреждения особой Вятской и Великопермской епархии в 1658 г. вятчане по делам церковным сносились непосредственно с московскими митрополитами. В 1499 г., вместе с устюжанами и др., под предводительством Симеона Курбского и Василия Заболоцкого-Бражника, вятчане совершили поход для покорения земель самоедских, остяцких, вогульских, обдорских и югорских (с этого похода наши князья стали именоваться князьями югорскими). Это был последний самостоятельный подвиг вятчан; в последующее время, участвуя в походах против татар (в 1545, 1551, 1552 и 1553 г.г.), вятчане входили в состав московской рати. Смутное время не прошло без следа и в Вятском крае; впрочем попытка возмутить хлыновцев не удалась: прибывший к ним «вор» чуваш Яковлев выдан был воеводе кн. Ухтомскому и казнен. Кн. Ухтомский, собрав рать со всей Вятской земли, ревностно охранял пределы ее от набегов возмутившихся татар и черемис, сносясь по этому поводу частыми посылками с пермским воеводой, которого уведомлял, что «вятчане с помощью Божией никакой воровской смуте не верят и на воров стоят без всякия шатости». Однако «шатость», общая тогда многим русским землям, не чужда была и вятчанам, которые присягнули было второму самозванцу, следуя в этом случае примеру Казани, приславшей к ним крестоцеловальную запись, но в 1612 г. вятчане уже участвовали в общерусском движении, освободившем Москву. Из писцовой книги Афанасия Толочанова и подьячего Анд. Иовлева 1629 г. видно, что Хлынов имел тогда 17 церквей и новодевичий монастырь с церковью Благовещения, церковных дворов 50, пушкарских 15, тяглых 390, бобыльских 80, нищих 82 и 30 дворов пустых. Кроме того в городе были воеводский дом и несколько дворов подьячих и дьяков. В 1656 г. учреждена была особая Вятская и Великопермская епархия, в состав которой вошли, кроме вятских, 5 городов с их уездами и так называемая Великая Пермь со своими городами Чердынью и Соликамском с их уездами, а также город Кай со своим уездом и вообще все владения Строгановых с Чусовскими городками. В 1664 г. город, вместо прежнего острога, был укреплен большим земляным валом, на котором была построена деревянная стена с башнями. С начала XVIII в. в Вятской области, вместе с территориальными изменениями ее, расширением ее границ, совершались частые и разнообразные изменения в управлении краем, которые происходили по всей России в царствование Петра Великого и первых его преемников. Тогда же, вместе с расширением торговой, было положено начало и промышленной деятельности края, а равно и начало школьному образованию. С 1700 г. было введено в Вятской области бургомистрское управление: вместо назначавшихся из Москвы воевод городское общество избирало двух бургомистров, которые пользовались такой же властью, как и воеводы, но в 1710 г. вновь было восстановлено воеводское управление; в том же году Вятская область была причислена к Сибирской губернии. В 1715 г., в виду того, что в Хлынове поселено было довольно много пленных шведов, усилен был в нем гарнизон и воевода переименован комендантомъ, воеводская же канцелярия получила наименование провинциальной. В 1718 г., при разделении России на 8 губерний, Вятская область, входя по-прежнему в состав Сибирской губернии, получила название провинции и расширилась присоединением к ней городов Кая и Кунгура с их уездами. В 1727 г. Вятская провинция была отделена от Сибирской губ. и причислена к Казанской. В 1734 г. еп. Лаврентием (Горкой) в Хлынове было открыто первое учебное заведение – славяно-греко-латинская школа, преобразованная впоследствии в духовную ceминарию. В 1780 г. Хлынов был переименован в Вятку и сделан главным городом Вятского наместничества, а в 1796 г. – губернским. Ко времени основания Вятского наместничества город находился в таком положении: он был обнесен двумя земляными валами внутри большого земляного города: по проезжей большой Московской улице на земляном валу стояла старая деревянная восьмигранная башня. известная под именем Московской, с каланчей и со слуховыми окнами, крытая [с.557] тесом со спусками и зубцами. Из деревянных домов по своему размеру замечателен был строившийся генерал-губернаторский дом, на сооружение которого ассигновано было 12.000 руб. Купечества в Вятке в то время считалось 75 человек, из которых 21 во второй, а остальные в третьей гильдиях. Домов насчитывалось 871, в том числе 6 каменных. Улиц и переулков было 57. Городское купечество производило «вольный торг отпуском водяною коммуникациею к г.Архангельску и в Астрахань хлебом, медом, воском, маслом и салом». Ремесла в Вятке были столярное, кузнечное, портняжное и сапожное. В XIX в. Вятка, оставшись на долгое время в стороне от железных путей, росла в общем медленно. Усиленный рост города обнаружился лишь после проведения Пермь-Котласской и Петербурго-Вятской ж.д.