ГлавнаяРукописиОрехов П.М. Перспективы изучения...

Орехов Павел Михайлович

Перспективы изучения развития
железоделательного производства
в Прикамье

Исследовательская работа по изучению металлургии железа и деревообработки в Прикамье является одним из важнейших звеньев структуры разработки общей исторической концепции производства железа в Европейском регионе. К сожалению, Прикамский регион можно отнести к одному из «белых островов» в том плане, что здесь исследованы ещё далеко не все археологические памятники и поэтому говорить о каких-то общих параметрах концепции развития производства железа не представляется возможным. Археологи, исследуя материальные остатки древних прикамских памятников, мало уделяли внимания описанию «следов» металлургического производства. Более того, реконструкция процесса производства железа в Прикамье долгое время описывалась на основе работ Б.А.Колчина и Б.А.Рыбакова, а какие-либо местные особенности в этом случае не выделялись.

Это стало возможным только в 80-х годах, когда железные вещи Прикамья стали исследоваться с помощью металлографических анализов. На их основе учёные смогли доказать, что древние железные вещи прикамских кузнецов и металлургов по технологии производства не уступали восточно-европейским. Новая постановка вопроса дала повод говорить об отдельном прикамском очаге чёрной металлургии, формирование и становление которого продолжалось в течении нескольких столетий. По-видимому, кульминацией этого процесса можно считать начало II тыс. н.э., когда прикамские металлурги сумели освоить почти все главные операции по обработке железных изделий, известные как в Древней Руси, так и по всему северо- и восточно-европейскому пространству.

К началу XVIII века в некоторых районах Прикамья развивается частновладельческая промышленность, но при этом исследователи отмечают «застой» в ремесленном производстве. Судя по источникам, оно оставалось на уровне средневековья.

Для нас является интересным количество кузнецов и кузниц, а также число рудокопов и места залегания железной руды. Такая информация даёт нам возможность проследить общий уровень развития железоделательного производства и железообработки в Прикамье.

Безусловно, что труд кузнеца был необходим в городе, в каждой деревне. Тем более Удмуртия, как и вся Вятская губерния, ещё к первой половине XIX века продолжала оставаться районом преимущественно аграрным. Обстановка в развитии кузнечного дела не изменилась и до сих пор. В 1991 году мне удалось побывать в одной деревенской кузнице, которая принадлежала моему деду и я смог воочию убедиться в невысоком уровне кузнечного ремесла в деревенских условиях. Во-первых, были заметны огромные затраты энергии на физический труд; во-вторых, железные изделия перековывались из лома и были невысокого качества. Тем не менее, профессия кузнеца, несмотря на свою сложность, имеет ряд специфических возможностей. Главнейшая из них – это древние традиции и передача опыта из поколения в поколение. Вероятно, этим и объясняется «живучесть» кузнечного дела в деревне, несмотря на развивающуюся металлургическую промышленность.

Если говорить о дальнейших перспективах изучения металлургии железа и железообработки в Прикамье, то археологам, помимо изучения древних и средневековых памятников, следует обращать внимание и на развитие «заводской» промышленности в этом регионе, так как рано или поздно её «материальные остатки» также станут объектом археологических исследований. И плюс ко всему этому данная информация поможет решить вопросы, связанные с проблемой общеприкамской концепции развития железоделательного и железообрабатывающего производств на пороге III тысячелетия.

Источник: Удмуртия накануне третьего тысячелетия: Тезисы докладов научно-практической конференции. Ижевск, 26-27 марта 1998 г. Ч.I.- Ижевск.- с.54-56.