ГлавнаяРукописиДерендяев Д.С. Ананьинские поселения Прикамья: основные итоги...

Дерендяев Дмитрий Сергеевич

Ананьинские поселения Прикамья:
основные итоги и перспективы изучения

История изучения ананьинских древностей в Прикамье насчитывает без малого полторы сотни лет. За это время накоплен богатейший, в том числе поселенческий, материал, дающий возможность представить различные стороны жизни ананьинского общества.

Поселение, вне зависимости от его географической, временнoй или культурной локализации, является одним из основных источников при реконструкции разнообразных сторон жизни древних и современных обществ. Такое реконструктивное построение может осуществляться как на локальном уровне (от отдельного посёлка до микрорайона, объединяющего компактно расположенные поселения), так и в рамках археологической культуры (общности) или ныне существующего этноса. При этом поселение выступает не безликой, обособленной от окружающего мира территорией, а комплексной системой жизнеобеспечения, включающей в себя, в разных сочетаниях, жилые, хозяйственные и культовые сооружения, фортификации, мастерские и т.д. Это положение относится и к более высоким структурным уровням микрорайона, локального варианта культуры и т.д., являющимся не просто суммой поселений, расположенных на определенной для исследования территории, а системой жизнеобеспечения с более сложными внутренними связями между посёлками различного экономического, социального и культового назначения и статуса. Последние определялись целями выживания человеческих коллективов, как социальных организмов, в тех природных, экономических и социальных условиях, в которых они существовали.

Кроме того, поселения с входящими в них жилищами, выступают отдельными жизнеобеспечивающими системами и «являются в равной мере насущными для всех без исключения членов общества и в них наиболее непосредственно отражаются происходящие в культуре данного этноса процессы» (Арутюнов С.А., Мкртумян Ю.И., 1984, с.20). Таким образом, поселения и жилища можно считать чрезвычайно информативными и достаточно полноценными историческими источниками.

Уровень изученности ананьинской культуры (общности) определяет актуальность всестороннего изучения ананьинских поселений Прикамья, включающего всё течение рек Камы и Вятки и течение реки Белой от впадения в Каму до устья реки Уфа. Общепринятая дата ананьина – VIII-III вв. до н.э. Однако, необходимо иметь в виду вероятное удревнение его начального этапа. Так А.А.Чижевский считает маклашеевский этап приказанской культуры одноимённым этапом Нижнекамского варианта ананьинской культуры, датируя его в диапазоне XI - первой половины VIII вв. до н.э. В другой статье автор более точно время сложения ананьина относит ко второй половине IX в. до н.э. и считает маклашеевский этап финалом приказанской культуры (Чижевский А.А., 1999, с.92; он же, 1999а, с.15-16). Примерно такой же датировки придерживается С.Н.Коренюк, обосновывающий своё мнение аналогиями ананьинских материалов с белозёрскими, черногоровскими, протомеотскими, кабанскими и гальштаттскими, отнесёнными их исследователями к концу X-IX вв. до н.э. (Коренюк С.Н., 1999, с.37).

На сегодняшний день отсутствуют исследования, предметом изучения которых был бы весь круг ананьинских поселений обозначенной выше территории. В публикациях последнего времени авторы ограничиваются либо пределами отдельных районов Прикамья или же характеристикой отдельных объектов, представленных на поселениях (в первую очередь жилых, хозяйственных сооружений и фортификаций). Монографии А.В.Збруевой «История населения Прикамья в ананьинскую эпоху» и А.Х.Халикова «Волго-Камье в начале эпохи раннего железа (VIII-VI вв. до н.э.)», выполненные на соответствовавшем своему времени методологическом уровне, при всей своей значимости, не могут на сегодняшний день считаться полными, так как после выхода их в свет уже накоплен новый фактический материал, открыто множество до сих пор не введённых в научный оборот памятников.

Основная цель исследования ананьинских поселений Прикамья видится в систематизации и максимально полной характеристике известных поселений, позволяющей обратиться к решению проблем более высокого реконструктивного уровня. Добиться этого можно при решении следующих задач: рассмотрение наиболее значимых элементов поселений (культурного слоя, топографической приуроченности, особенностей домостроительной техники, фортификаций) с последующей систематизацией полученной о поселениях информации, выявление закономерностей во взаиморасположении ананьинских поселений Прикамья.

Основой такого исследования являются материалы 98 укреплённых и 272 открытых поселений, что уже можно считать достаточным для обоснованных выводов. Открытые посёлки в основном изучались разведочными группами. Степень изученности городищ выше.

Обращение к поселенческой тематике предполагает рассмотрение палеогеографической ситуации в Прикамье в I тыс. до н.э., и прежде всего её природно-географического аспекта, имевшего доминирующее значение в жизни доиндустриальных обществ, к которым, безусловно, относится и ананьинское. Именно этот фактор во многом определял тот хозяйственно-культурный тип, поселенческую структуру, домостроительные традиции, которых придерживалось конкретное общество.

По мнению В.Ф.Генинга, для населения раннего железного века Западного Приуралья характерно развитие комплексного хозяйства (Генинг В.Ф., 1988, с.201). Данное положение в рамках ананьина может быть применено для характеристики хозяйственного типа, сложившегося у населения подзоны южной тайги и зоны смешанных лесов. Природные условия в верховьях Камы не были подходящими для развития производящей экономики. Здесь продолжал развиваться присваивающий тип хозяйства в сторону повышения его эффективности. К V в. до н.э. посёлки этого региона покидаются ананьинцами, что можно связать как с наступлением холодного и влажного климата (Голдина Р.Д., 1996, с.65), так и с невозможностью обеспечить в должной мере требования, хотя и медленно, но развивавшихся коллективов в условиях присваивающей экономики.

Прослеживается влияние экологического фактора и на формирование и развитие домостроительной техники, в первую очередь, по элементам конструкции построек и по материалу, использованному для их возведения. Так население лесной зоны, не испытывавшее недостатка древесины, сооружало деревянные постройки – срубные или каркасно-столбовые, фахверковые

Существуют примеры местных особенностей в конструкции жилищ, в частности расположение входа в зависимости от преобладающего направления ветра. Так ни разу не отмечена юго-западная ориентация входов ананьинских жилищ Заюрчимского I поселения при преобладании южных и юго-западных ветров в холодное время года. На Зуево-Ключевском I городище при господстве в течение года юго-западного ветра, входы в ананьинские жилища ориентированы на юг или юго-восток (Черных Е.М., 1992, с.97, 112).

В ходе полевых исследований важно собрать максимальную информацию о культурном слое. Можно выделить несколько уровней его информативности. Первый, присущий всем поселениям: мощность и площадь распространения, дающие сведения о характере поселения (постоянное или сезонное), его назначении внутри микрорайона и группы памятников. Второй уровень – сложность стратигрaфии, наличие разных слоёв и прослоек, их взаиморасположение в пространстве. Это положение относится к поселениям со сложной структурой культурных напластований, отложившихся на протяжении одного или нескольких этапов в рамках ананьина. Третий уровень касается многослойных поселений и является логическим продолжением предыдущего, но с акцентом на взаимозалегание разнокультурных слоёв. Максимальное использование возможностей этих трёх уровней позволит подойти ближе к реконструированию жизнедеятельности древнего населения.

Не менее важная характеристика поселений – их топографическая приуроченность. По имеющимся в нашем распоряжении данным из 74 городищ на мысах расположены 70, а 4 (Калиновское, Кыз-Кала-Тау, Усть-Нечкинские I, II) – на холмах. Селища чаще устраивались на открытых участках местности: из 248 памятников расположение на террасе отмечено у 160, на дюне у 17 селищ; 71 поселение относится к типу мысовых. Такое расположение ананьинских открытых посёлков можно объяснить отсутствием необходимости в их естественной защищённости и важностью для древнего населения других факторов (доступность водоёма etc.). В целом для ананьинских поселений характерна локализация вдоль русел крупных рек.

На данный момент изучено более 80 ананьинских построек с прикамских поселений. Сведения, полученные о сооружениях, позволили исследователям сделать выводы об особенностях конструкции и разнообразии форм домостроительной техники ананьинцев (постройки наземные, прямоугольной в плане формы, каркасно-столбовой конструкции из горизонтально уложенных брёвен, крепящихся с помощью вбитых в землю столбов). Сопутствующие постройкам вещевой материал и объекты (ямы, очаги etc.) позволяют судить об их функциональном разнообразии и месте на поселении.

Однако, не может удовлетворять столь малое количество известных сооружений, даже при том, что значительная часть поселений не исследовалась стационарно или имеет разрушенный культурный слой. Если предположить, что на каждом поселении, даже сезонном, должна была располагаться хотя бы одна постройка, приходим к заключению, что таких объектов должно быть более трёх сотен. Видимо необходимо при раскопках поселений использовать новые методы и средства, расширяющие круг фиксируемого материала.

Имеющиеся данные позволяют говорить о планировке ананьинских посёлков. На них установлена рядовая застройка, на Зуево-Ключевском I городище жилища выходили торцами на «улицу» шириной 15-20 м. Подобная планировка прослежена на чегандинских поселениях (Ашихмина Л.И., Генинг В.Ф., 1986, с.65-66; Черных Е.М., 1992, с.122).

Интересовали исследователей и фортификационные системы ананьинских городищ, способы их устройства (земляная насыпь, каменные крепиды в основании валов, всевозможные способы защиты поверхности укреплений от разрушения и т.д.). В специально посвящённой военному делу монографии В.А.Иванова ананьинские фортификации рассматриваются как один из этапов в развитии финно-угорских укреплённых поселений Приуралья. Выводы, сделанные автором: частоколов по вершинам валoв и склонам городищенских площадок не было, рвам в системе укреплений не придавали особого значения, фортификации ананьинских городищ не являлись преградой для противника (Иванов В.А., 1984, с.52).

К иным выводам пришел В.А.Борзунов, высказавший своё мнение в ряде публикаций (Борзунов В.А., Новиченков Н.Н., 1988; Борзунов В.А., 1997). Методологическую причину ошибочных, по его мнению, взглядов В.А.Иванова он видит в использовании траншейного метода раскопок городищ, и в первую очередь – их оборонительных сооружений. Также В.А.Борзунов считает, что больше внимания следует уделять изучению склонов мысов, на которых расположены городища. Реконструируя оборонительную систему ананьинских городищ, исследователь считает земляные валы лишь фундаментами, на которых возводились деревянные стены, а систему укреплений замкнутой, охватывающей не только напольную часть площадки памятника, но и её склоны.

На мой взгляд, обе эти точки зрения можно принять в качестве гипотез. Для более точной реконструкции системы укреплений необходимы дополнительные исследования городищ по методике, предложенной В.А.Борзуновым, причём из разных локальных вариантов ананьина.

Первый опыт палеореконструкции ананьинских поселений был предпринят П.А.Пономарёвым и А.А.Спицыным, считавшими основой хозяйства ананьинцев охоту. В дальнейшем тема реконструкции хозяйственного уклада ананьинцев развивалась в 1920-30-х гг. (работы А.В.Збруевой, Н.А.Прокошева, А.П.Смирнова, А.В.Шмидта). Уже на этом базисе строились выводы о социальных отношениях в ананьинском обществе, основой которого большинство исследователей считало родовую общину. Последним на данный момент исследованием социально-экономической структуры ананьинского общества является предложенный А.Д.Вечтомовым анализ ананьинских поселений и хозяйственного типа населения Среднего Прикамья, в его историческом развитии. Картографирование поселений приводит автора к выводу о племенной структуре ананьинского общества, состоявшего из отдельных фратрий (Вечтомов А.Д., 1967, 1968).

Извлечению максимальной информации в ходе полевых работ способствует применение методов смежных наук. В частности, при стационарных исследованиях Зуево-Ключевского I городища в 1998-1999 гг. применялся метод многосеточной электромeтрии культурного слоя (Журбин И.В.,Черных Е.М., 1999, с.70-72). Данный метод позволяет до проведения раскопок определить планиграфическое и стратиграфическое расположение объектов (жилищ, очагов, ям etc.), сложность культурных напластований в исследуемых частях памятника.

Конечным итогом исследования может стать полная реконструкция системы жизнеобеспечения ананьинского населения. Для её моделирования необходим широкий круг знаний, относящихся прежде всего к области естественных наук: сведения о палеоландшафте, почвах, животном и растительном мире (диком и доместицированном) и т.д. Археологические данные, дополненные вышеперечисленными, способны дать более полное представление об ананьинском мире и в частности таких его элементах как хозяйственно-культурный тип, особенности расселения и структура ананьинских групп.

Список литературы:

  • Арутюнов С.А., Мкртумян Ю.И. Проблемы типологического исследования механизмов жизнеобеспечения в этнической культуре// Типология основных элементов традиционной культуры.- М.:Наука, 1984.- с.19-33.
  • Ашихмина Л.И., Генинг В.Ф. Ананьинские жилища Зуево-Ключевского I городища// Памятники материальной культуры на Европейском Северо-Востоке.- Сыктывкар, 1986.- с.54.- (МАЕСВ, вып.10).
  • Борзунов В.А. Городище Алтен-Тау и проблема реконструкции ананьинских фортификаций// Российская археология, 1997, N1.- с.163.
  • Борзунов В.А., Новиченков Н.Н. Ранние укреплённые поселения финно-угров Урала// Материальная культура древнего населения Урала и Западной Сибири.- Свердловск, 1988.- с.88// ВАУ, вып.19.
  • Вечтомов А.Д. К вопросу о племенной организации населения Среднего Прикамья в эпоху раннего железа// УЗ ПГУ, вып.191.- Пермь, 1968.- с.72.
  • Вечтомов А.Д. Периодизация и локальные группы памятников ананьинской культуры Среднего Прикамья// УЗ ПГУ, вып.148.- Пермь, 1967.- с.133.
  • Генинг В.Ф. Этническая история Западного Приуралья на рубеже нашей эры (пьяноборская эпоха III в. до н.э. - II в. н.э.).- М., 1988.- 240 с., ил.
  • Голдина Р.Д. Силуэты растаявших веков.- Ижевск: Удмуртия, 1996.- 212 с.+ вкл.
  • Журбин И.В., Черных Е.М. Методы естественных наук в исследованиях Зуево-Ключевского I городища в 1998-1999 гг.// 120 лет археологии Восточного склона Урала. Ч.2.- Екатеринбург, 1999.- с.70-72.
  • Иванов В.А. Вооружение и военное дело финно-угров Приуралья в эпоху раннего железа (I тыс. до н.э. – первая половина I тыс. н.э.).- М.: Наука, 1984.- 88 с.
  • Коренюк С.Н. Ананьинская культура в трудах А.П.Смирнова и новые данные в её изучении// Научное наследие А.П.Смирнова и современные проблемы археологии Волго-Камья: Сборник тезисов.- М., 1999.- с.34-37.
  • Черных Е.М. Жилища племён Прикамья I тыс. до н.э. - первой пол. II тыс. н.э.- Дисс. ... к.и.н.- М, 1992.
  • Чижевский А.А. О хронологических границах маклашеевского этапа приказанской культуры// Европейский Север в культурно-историческом процессе: Материалы Международной конференции.- Киров, 1999.- с.89-92.
  • Чижевский А.А. А.Х.Халиков – исследователь погребальной обрядности эпохи поздней бронзы и раннего железа// Проблемы первобытной и средневековой археологии: Тезисы докладов Первых Халиковских чтений.- Казань, 1999а.- с.15-16.

Источник: Российская археология: достижения XX и перспективы XXI вв.: Материалы международной научной конференции.- Ижевск: Издательский дом «Удмуртский университет», 2000.- с.263-266.