ГлавнаяРукописиЛожкина Е.В. Роль и место образа медведя...

Ложкина Елена Владимировна

Роль и место образа медведя в
формировании религиозно-мифологических
представлений древних племён Прикамья

Долгое время в археологической науке рассматривались лишь различные аспекты социальной и материальной сторон жизни древних людей, и, в частности, региона Прикамья. Но в последнее время стало уделяться большое внимание реконструкции духовной сферы жизни древнего общества.

Проблема роли и места образа медведя в формировании религиозно-мифологических представлений древних племён Прикамья появились в археологической науке только в последние годы благодаря развитию темы реконструкции духовной сферы жизни древнего общества. Сейчас тема является одной из самых значимых как в теоретическом, так и в практическом плане.

В контексте изучения роли и места образа медведя нужно рассматривать как исследования материальных остатков почитания медведя по археологическим данным, так и подкрепляющий их этнографический материал. Специальных работ, посвящённых этому вопросу, нет. Разные его стороны рассматривались в работах В.А.Оборина, Л.С.Грибовой, Б.А.Васильева, К.И.Корепанова.

Особое отношение к медведю было свойственно всем народам, жившим в северной лесной зоне, где водится этот зверь. Предметы с изображением медведя были найдены на обширной территории Приуралья и Зауралья. Но именно в Прикамье встречается большинство таких предметов. На этой земле сформировались общности коми, марийцев и удмуртов.

Большинство предметов с изображением медведя являются случайными находками, и только немного получено в результате раскопок. Предметы различны по материалу (основная масса сделана из бронзы) и технике изготовления (преимущественно получены в результате отливки).

Однако археологические материалы не позволяют в полной мере обозначить роль и место образа медведя в религиозно-мифологических представлениях древних прикамцев. Для этого необходимо привлечение данных других наук, особенно этнографии. Тем не менее, данные археологии позволяют высветить такой интересный аспект в исследуемой проблеме, как эволюцию образа медведя, наиболее ярко выраженную в металлической пластике.

Сюжеты с животными первоначально были связаны с почитанием родовых предков – тотемов, позднее они являлись изображениями души – тени, самые поздние из них служили амулетами – оберегами, украшениями костюма шамана и обычными украшениями.

Изображения медведей были одиночными и редко входили в состав композиций. Наиболее распространённый сюжет показывает медведя в жертвенной позе – головой лежащей между передними лапами.

Изучение археологических материалов с точки зрения семантики вещей помогает восстановить моменты религиозных представлений, социальной жизни и бытового уклада древнего населения. Обращение к зооморфным украшениям делает возможным проследить эволюцию тотемических представлений финно-угорских племён. Исследователи пермского звериного стиля сходятся во мнении, что его мотивы обусловлены тотемизмом – одной из древнейших форм религии, характеризующейся верой в кровную близость человеческого рода с каким-нибудь тотемом. Звериный стиль является особой формой искусства, отражающей и закрепляющей тотемическую систему мировоззрения, способ регуляции взаимосвязей тотемно-родовых коллективов.

Изображения медведя не были случайными. Для древнего человека зверь олицетворял собой пищу и одежду, защиту и покровительство, в конечном итоге единство первобытного коллектива с окружающей природой. Особое внимание к медведю и его изображениям вызывалось у финно-угорских народностей тем, что медведь у них был одним из древнейших и почетнейших тотемов, клятва и присяга которому считалась самою большою и нерушимою. Культ медведя имел широкое распространение, у некоторых народов (обские угры, ханты и манси) он играл немаловажную роль вплоть до нашего времени; у других народов (коми, удмуртов) он почти не сохранился, до нас дошли лишь его пережитки и богатое устное творчество.

Таким образом, анализ образа медведя даёт возможность оценки его роли и места в формировании религиозно-мифологических представлений древнего населения Прикамья, а также помогает нарисовать целостную картину духовной жизни прикамцев I тысячелетия нашей эры.

Источник: Удмуртия накануне третьего тысячелетия: Тезисы докладов научно-практической конференции. Ижевск, 26-27 марта 1998 г. Ч.I.- Ижевск.- с.44-46.