ГлавнаяРукописиАлексеев В.В. О тождестве социального подсознания...

Алексеев Владимир В.

О тождестве социального подсознания в
советском и перестроечно-постсоветском обществах

Призрак бродит по России – призрак сталинизма.

В постсоветском обществе непоколебимо продолжает функционировать социальное подсознание, заложенное в процессе строительства социализма И.В.Сталиным.

На эту мысль навел автора анализ предположения, что И.В.Сталин использовал в своей социально-политической практике разработанную А.А.Богдановым концепцию социально-организованного опыта (в дальнейшем СОО). Этой концепцией он заменил ленинские подходы к строительству социализма, настолько умело совершив подлог, что в социальном сознании советского общества остался верным продолжателем ленинского дела. И само советское общество полагало, что, под руководством И.В.Сталина, реализует ленинские заветы.

Александр Александрович Богданов (1873-1928) – известный деятель российского социал-демократического движения, философ, разносторонний ученый, политический деятель. Соратник В.И.Ленина, разошедшийся с ним после поражения революции 1905-1907 гг. Философские взгляды Богданова Ленин подверг резкой критике в работе «Материализм и эмпириокритицизм».

Концепция СОО является фундаментальной основой всех философских и научных взглядов А.А.Богданова. Вкратце ее суть. Вселенная (мир) представляет собой всеобщий (охватывающий природу и человечество) организующийся процесс. В обществе организующийся процесс проявляется в виде СОО (в процессе коллективного труда индивидуальные опыты обобщаются до единого, целостного социального опыта). Эта операция доводится до конца организатором. Он является центральной фигурой СОО. Организатор выдвигается из коллектива (исполнителей) как человек, обладающий наибольшим опытом; для самовыдвижения организатору необходимо выдвинуть идею с наибольшей полнотой охватывающую передовой коллективный опыт и направленность последнего; после выдвижения идеи организатор осуществляет внедрение ее в массовое сознание. Для этого он: привлекает талантливых сотрудников (помощников), чтобы они проводили идею организатора по всем направлениям; доказывает и показывает, что идея восходит к опыту и указаниям общепризнанных великих предков; использует насилие, жестокость, подавление инакомыслия, софистику, ложь и т.д. и т.п.; придает идее статус единой и единственной в обществе идеологии, организует всю культуру, всю социальную жизнь (в т.ч. экономику) в соответствии с этой идеологией. В результате идея становится общезначимой, а организатор – Лидером, Вождем. Став общезначимой, идея, тем самым становится объективно истинной для конкретного периода времени [1, с. 430-431].

В сопоставлении концепции СОО и сталинской социально-политической практики по выдвижению себя в вожди и строительству социализма выявлено их полное тождество [2]. И.В.Сталин, в борьбе с оппозициями постоянно одерживал верх, наглядно демонстрируя, что обладает большими умениями, знаниями и опытом, чем его противники. И.В.Сталин выдвигает ленинский план построения социализма в одной стране (СССР), концентрируя и направляя таким образом самый передовой коллективный опыт. Для внедрения идеи в массовое сознание И.В.Сталин использует талантливых сотрудников, апеллирует к предкам-авторитетам, формирует собственный культ, организует в широком масштабе репрессии и подавление инакомыслия, устанавливает единую (и единственную) идеологию, т.е., в совокупности, обеспечивает построение социализма в СССР как общезначимого, реализованного СОО.

Используя богдановскую концепцию СОО сам факт И.В. Сталин умело скрыл, подчеркивая ленинский характер проводимых преобразований и подавая себя как верного ленинца, при этом, поощряя кампанию охаивания А.А.Богданова, кампанию подачи его идей как первоосновы всех грехопадений всех оппозиций [3, с.223-226].

Операция «одно вместо другого» завершилась более чем успешно и представление о действительном сталинско-богдановском строительстве социализма превратилось в своего рода социальное подсознание, войдя в социальное сознание советского народа как строительство социализма по-ленински.

Механизм этой операции можно наглядно проследить на сопоставлении утопических романов Богданова и знаменитой книги о строительстве Беломорско-балтийского канала [1; 4]. В коллективном труде советских писателей о Беломорканале его строительство подается как символ, эталон социалистического строительства в СССР, как реализация Сталиным ленинских подходов к строительству социализма: «Из всех «великих» всемирной истории Ленин первый, чье революционное значение растет и будет расти. Так же непрерывно и все быстрее растет в мире значение Иосифа Сталина, человека, который наиболее глубоко освоив энергию и смелость учителя и товарища своего, вот уже десять лет достойно замещает его на труднейшем посту вождя партии» [4, с.12]. Конкретный же анализ концептуальных текстов «Канала...», написанных одним из «лучших богдановцев» М.Горьким (автор идеи и редактор книги) выявляет полное соответствие принципов строительства социализма концепции СОО.

И.В.Сталин реализовал богдановскую концепцию СОО сознательно, никому при этом не объясняя что, как и почему он делает. И после его смерти страна продолжала функционировать на принципах СОО, но его преемники об этом даже не подозревали (и не подозревают). По сути дела, богдановская концепция СОО, выйдя однажды из бессознательного состояния в сознательное, вернулась обратно в состояние бессознательное.

Все перипетии послесталинизма прекрасно укладываются в эту схему СОО, осуществляемого стихийно, подсознательно и соответственно, все более и более ветшающего, утрачивающего свою колоссальную – в потенции – социальную мощь.

Выдвижение организатора происходит, но келейным путем. Ни Н.С.Хрущев, ни Л.И.Брежнев, ни М.С.Горбачев, ни Б.Н.Ельцин, ни В.В.Путин не доказывают, что обладают наибольшим опытом, наибольшими знаниями и умениями, чем другие. В.В.Путин вообще выдвиженец ненавидимого большинством народа Ельцина. Да и с кем бы нынешнему президенту соперничать? С Зюгановым, Жириновским, Явлинским, Хакамадой, Глазьевым, Чубайсом, Ходорковским и др.?

Организаторы выдвигают идеи, но эти идеи являются не концентрацией коллективного опыта, а кабинетными решениями, которые потом – сверху – навязываются народу. Н.С.Хрущев – строительство коммунизма, Л.И.Брежнев – развитой социализм, М.С.Горбачев – перестройку, Б.Н.Ельцин – демократические реформы и рыночную экономику, В.В.Путин – конкурентоспособность Российской Федерации в мире.

На примерах послесталинских лидеров страны наглядно видно как сталинский социализм начинает сам себя «оборачивать«. Система, работавшая на тотальное превращение людей в винтики, в исполнителей, привела к тотальной неспособности исполнителей выдвигать из своей среды организаторов. Все послесталинские лидеры – это псевдоличности, псевдолидеры, неспособные к выдвижению конструктивных идей и к их конструктивной реализации. Страна функционировала на кадровом сталинском заделе и, по мере его исчерпанности, погружалась в кризис. В конце концов, это превратилось уже в потребность общества: выдвигать в лидеры все большую серость и посредственность, а эта серость тянет еще большую серость и т.д. (Государственная Дума, Совет Федерации, Совет Министров, губернаторы, мэры и вообще вся чиновничья братия).

С талантливыми сотрудниками – главным звеном по внедрению идеи в массовое сознание – происходят девальвационные изменения. В данный момент имеется в виду только бюрократия.

Оставаясь, по сути, тоталитарной бюрократией она непрерывно растет численно. С.Г.Кара-Мурза констатирует: «В государственном аппарате управления в СССР было занято 16 млн. человек. Около 80% его усилий было направлено на управление народным хозяйством. Сегодня в госаппарате РФ 17 млн. чиновников. Хозяйством госаппарат принципиально не управляет (75% его приватизировано, остальное парализовано), а населения в РФ вдвое меньше чем в СССР. Можно считать, что относительное разбухание чиновничества в результате либеральной революции десятикратно [5, с. 192]!

При этом в ней стирается сдерживающий фактор – страх террора (репрессий) – страх, который при И.В.Сталине не делал ни для кого исключений. Этот процесс достигает пика при М.С.Горбачеве – Б.Н.Ельцине, чтобы при В.В.Путине снова превратиться в странную смесь страха и обожания.

Соответственно, она все более утрачивает деловые качества (квалификацию), т.е. умение практически проводить в жизнь решения центральной власти, проще говоря, качественно управлять страной.

Соответственно, она разлагается всеми возможными способами, но вынужденно скрытно от народа. А, начиная с М.С.Горбачева, уже и не скрытно, а безудержно, напоказ.

Соответственно, она становится все более и более самостоятельной от центральной власти, и т.д. Пик при М.С.Горбачеве и Б.Н.Ельцине, а при В.В.Путине – великий отказ.

Соответственно, она начинает самоопределятся как социальный слой, обладающий властью и собственными целями, но не обладающий собственностью – основой для власти и реализации собственных целей. И если иметь в виду базирующиеся на сталинском фундаменте хрущевско-брежневские перемены в советской тоталитарной бюрократии, то концепция современного французского философа Ги Дебора о тоталитарной бюрократии как действительной движущей силе перестроечно-постсоветских процессов уже не кажется столь неожиданной [6, с.8].

Выбор предков-авторитетов послесталинскими лидерами наглядно показывает, насколько психология последних остается психологией исполнителей. Н.С.Хрущев, а затем Л.И.Брежнев, ни в коей мере не соответствуют анонсированному в качестве предка-авторитета В.И.Ленину, дискредитируя, тем самым, в глазах советского народа, скорее его, чем себя. Выбор В.И.Ленина в качестве предка-авторитета М.С.Горбачевым уже сплошной фарс и последний довольно быстро находит себе новых предков-авторитетов на Западе. Причем, Запад становится и предком-авторитетом и настоящим организатором, низводящим М.С.Горбачева на роль исполнителя его указаний. Для Б.Н.Ельцина Запад – единственный предок-авторитет, единственный организатор его как исполнителя. В.В.Путин, в целом, оставаясь верным Западу, одновременно, возвращается к отечественному предку-авторитету. И этот предок-авторитет, по несгибаемой, хотя и подсознательной, логике советско-российской истории,- И.В.Сталин.

Репрессии из послесталинской советско-российской истории не исчезали никогда.

Массовые нарушения прав человека и незаконные репрессии – хотя и не в таких масштабах как при И.В.Сталине – не прекращались в период Н.С.Хрущева и Л.И.Брежнева. Об этом постоянно твердили диссиденты.

А, начиная с перестройки, увлечение разоблачением ужасов сталинизма стало таким огромным, что никто не замечал и не хотел замечать насколько самые отвратительные проявления сталинизма возрождались параллельно в горбачевские времена. М.С.Горбачев вверг страну в состояние тотальной перманентной нестабильности и конца ей не видно (это не репрессии против собственного народа?). Попытка скрыть и приуменьшить результаты аварии на Чернобыльской АЭС, ликвидация ее последствий сталинскими методами. Локальные военные конфликты (Карабах, Приднестровье, Абхазия и т.д.). Колоссальный рост бюрократии, продолжающийся и дальше. Колоссальное усиление цензуры – тотальная девальвация полемики по ключевым проблемам советской истории; вместо диалога – охаивающий монолог; полное засилие бескультурья. Колоссальные потоки лжи, превосходящие по масштабам все сталинские исторические инсинуации. Самый страшный вид репрессии: идеология перестройки – лишение советского народа исторического смысла жизни. Рост преступности, потеря управления страной. Распад СССР, повлекший за собой массовые депортации и т.д.

Б.Н. Ельцин. Ваучеризация, приватизация, шокотерапия, МММ-ы, тибеты и прочие пирамиды; многомесячные невыплаты зарплат и пенсий; колоссальное снижение уровня жизни большинства населения; перманентное повышение смертности над рождаемостью; государственная пирамида – дефолт; Чечня, теракты и т.д.

В.В.Путин. Взрывы домов в Москве и Волгодонске, теракты в Чечне, на Дубровке, в московском метро, пандемия пожаров (Останкинская телебашня, Манеж, музеи, театры, школы), гибель «Курска», обрушение московского аквапарка, очередная государственная пирамида – накопительные пенсии, Беслан и т.д., и т.п., и прочее будущее... И президент В.В.Путин наконец-то, наконец-то обнаружил в России демографический кризис и назвал цифру. За последние тринадцать лет уровень смертности в стране превысил уровень рождаемости на 11 млн. 200 тыс. человек. И это при том, что не было никаких сталинских лагерей и стенок, не было Голодоморов, стихийных бедствий, а была, всего-навсего, демократическая внутренняя политика М.С.Горбачева - Б.Н.Ельцина - В.В.Путина. И чем – по результатам – она отличается от сталинских ужасов? Совершенно очевидно, что тему сталинских репрессий пора закрывать как совершенно неактуальную.

Характеристика президентства В.В.Путина как неосталинизма вызывает сейчас мощнейшие возражения. Приведем главнейшие элементы тождества. Репрессии, однопартийная система – «Единая Россия», выборы считаются состоявшимися, когда на них приходит 20% от имеющх право голоса и сталинско-советские, при котором 99,99% голосуют за единый блок коммунистов и беспартийных, Верховный Совет СССР и нынешняя Государственная Дума, отмена выборов губернаторов, мэров, цензура, подавление инакомыслия и т.д.

Одновременно, под воздействием неистребимого сталинского социального подсознания социальное сознание превращается в иллюзию движения, в иллюзию изменения. По словам Карла Маркса, происходит вот что: видоизменяется человеческое субъективное сознание без изменения «предметной действительности действительно предметным образом», без изменения человеком «своей собственной предметной действительности и предметной действительности других людей» [7, с.80].

Как уже говорилось, представление о действительном сталинско-богдановском строительстве социализма превратилось в своего рода социальное подсознание, войдя в социальное сознание советского народа как строительство социализма по-ленински. И, в результате, сталинизм остался непонятым, соответственно, осталось неизвестным, что и как преодолевать, соответственно, сталинизм, в действительности, остался и остается непреодоленным; вся послесталинская история страны (СССР и России) сводится к бесплодным попыткам преодолеть заложенные И.В.Сталиным механизмы функционирования общества. Поскольку на самом деле социальное сознание преодолевало внешние, конкретные характеристики сталинизма совершенно не затрагивая его сути. Разоблачение «культа личности» Н.С.Хрущевым обернулось ползучей реставрацией И.В.Сталина и его политики при Л.И.Брежневе. Окончательно, казалось бы, преодоленный, при М.С.Горбачеве и Б.Н.Ельцине, сталинизм, с В.В.Путиным возвращается в совершенно откровенной форме.

Н.С.Хрущев очищал ленинский социализм от культа личности и его последствий. Л.И.Брежнев развивал ленинский социализм постепенно опять переинтерпретируя его в сталинское понимание. М.С.Горбачев и Б.Н.Ельцин «до основанья» разрушали опять-таки ленинский социализм, а в итоговом результате социальное сознание отождествляет сталинизм с сущностью президентства В.В.Путина. И социальное сознание советского народа, затем и «дорогих россиян» послушно следовало (и следует) всем умственным извивам руководства страны. Реально изменилась только социальная ориентация: при советской власти – на трудящихся, при путинской – на бездарную и коррумпированную бюрократию (прежде всего, ее репрессивную часть) и часть самого крупного бизнеса, также бездарного и проворовавшегося. И послесталинское советское, а затем и постсоветское общество продолжало и продолжает функционировать на заложенных Сталиным механизмах, изменяясь чисто внешне. И, таким образом, построенный И.В.Сталиным социализм является одной из эффективнейших (если не самой эффективной) социальных технологий, известных 20-му и началу 21-го вв.

За прошедшие после смерти И.В.Сталина полвека, страна, вместо развития, двигалась по кругу и, в итоге, финишировала там, откуда стартовала.

«Тоталитарные решения – констатировала Ханна Арендт – могут спокойно пережить падение тоталитарных режимов, превратившись в сильный соблазн, который будет возобновляться всякий раз, когда покажется невозможным смягчить политические и социальные проблемы или ослабить экономические страдания способом, достойным человека» [8, с.596].

Примечания

1. Богданов А.А. Вопросы социализма: Работы разных лет. М., 1990 (включая романы «Красная Звезда» и «Инженер Мэнни»).

2. См. например, Алексеев В.В. Концепция социально-организованного опыта А.А.Богданова и строительство социализма в СССР в 1920-х – сер. 1930-х гг.// Актуальные вопросы развития социальных и гуманитарных технологий: Материалы региональной научно-методической конференции (Ижевск, 30-31 марта 2006 г.).- Ижевск: Изд-во НОУ КИГИТ, 2006.- С.23-32.

3. Щеглов А.В. Борьба Ленина против богдановской ревизии марксизма. М., 1937.

4. Беломорско-балтийский канал имени Сталина: История строительства 1932-1934 гг. Репринт. 1934. М., 1998.

5. Кара-Мурза С.Г. Идеология и мать ее наука. М., 2002.

6. Дебор Г. Общество спектакля. Пер. с фр. М., 2000.

7. Бондаренко В.Н. Марксистская светская религия. Уфа, 1994.

8. Арендт Х. Истоки тоталитаризма. Пер. с англ. М., 1996.

Источник: Актуальные вопросы развития социальных и гуманитарных технологий// Вестник Камского института гуманитарных и инженерных технологий.- 2007, N1.- с.32-40 (© Алексеев В.В., 2007).